Business-insider.ru

Про деньги в эпоху кризиса
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Бреттон вудская валютная система была создана

Бреттон-Вудская система, или Как США захватывали мировое господство

Бреттон-Вудская конференция 1944 года.

По итогам Второй мировой войны доллар стал главной валютой планеты благодаря монопольному праву обмена на золото

72 года назад, 1 июля 1944 года, началось коренное изменение мировой экономики, зафиксированное в соглашениях несколько дней спустя. Впрочем, понимание случившегося пришло к обычным людям намного позже.

Мир финансов всегда являлся чем-то вроде смеси эквилибристики с магией цирковых фокусников. Большинство его базовых понятий сложны для понимания не только на слух, но и совершенно условны по своей сути. В то же время финансы неразрывно связаны с деньгами, а деньги всегда являлись инструментом власти. Не удивительно, что с их помощью на протяжении многих веков кто-то постоянно пытался захватить мир.

Так, например, в июле 1944 года в гостинице «Гора Вашингтон» в курортном местечке Бреттон-Вудс (штат Нью-Гэмпшир, США) группа джентльменов провела конференцию, итогом которой стала одноименная мировая финансовая система, ознаменовавшая собой окончательную победу Америки над своим давнишним геополитическим мировым соперником — Великобританией. Победителю достался весь остальной мир — точнее, почти весь, так как Советский Союз вступать в новую систему отказался. Впрочем, и для США она стала лишь промежуточным шагом к мировой финансовой гегемонии, достичь которой Америка сумела, но удержаться на олимпе, судя по всему, ей не суждено.

Этапы большого пути

Переход от натурального хозяйства к машинному производству, помимо прочих моментов, вызвал масштабный рост производительности труда, тем самым формируя значительные товарные излишки, которые местные рынки поглотить уже не могли. Это подтолкнуло страны к расширению внешней торговли. Так, например, за 1800–1860 годы среднегодовой объем российского экспорта вырос с 60 млн до 230 млн руб., а импорт — с 40 млн до 210 млн. Но Российская империя в международной торговле занимала далеко не первое место. Ведущие позиции принадлежали Великобритании, Франции, Германии и США.

Столь масштабный обмен товарами уже не мог умещаться в тесных рамках натурального хозяйства и требовал широкого использования общего знаменателя в виде денег. Это же породило проблему сопоставления их стоимости между собой, что в конечном итоге и привело к признанию золота в качестве всеобщего эквивалента стоимости. Золото исполняло роль денег веками, оно имелось у всех «крупных игроков», из него традиционно чеканили монету. Но важнее оказалось другое. Международная торговля осознала необходимость не только механизма предсказуемости стоимости денег, но и важность стабильности соотношения их стоимости между собой.

Использование привязки национальных валют к золоту позволяло очень легко решить обе задачи сразу. Ваш фантик «стоит», предположим, одну унцию (31,1 г) золота, мой — две унции, следовательно, мой фантик «равен» двум вашим. К 1867 году эта система сложилась окончательно и была закреплена на конференции промышленно развитых стран в Париже. Ведущей мировой торговой державой того времени являлась Великобритания, потому установленный ею стабильный курс 4,248 британского фунта стерлингов за унцию стал своего рода фундаментом мировой финансовой системы. Остальные валюты тоже были выражены в золоте, но, уступая фунту в размерах доли мировой торговли, в конечном счете пришли к своему выражению через британский фунт.

Однако уже тогда США начали собственную игру по свержению британской валютной гегемонии. В рамках Парижской валютной системы США добились не только фиксации доллара к золоту (20,672 доллара за унцию), но и зафиксировали правило, согласно которому свободная торговля золотом могла осуществляться только в двух местах: в Лондоне и Нью-Йорке. И больше нигде. Так сложился золотой монетный паритет: 4,866 американского доллара за британский фунт. Курсы остальных валют имели право колебаться только в рамках стоимости пересылки суммы золота, эквивалентной одной единице иностранной валюты, между золотыми площадками Великобритании и США. В случае их выхода за границы этого коридора начинался отток золота из страны либо, наоборот, его приток, что определялось отрицательностью или положительностью сальдо национального платежного баланса. Таким образом система быстро возвращалась к равновесию.

В этом виде «золотой стандарт» просуществовал до начала Первой мировой войны и в целом обеспечил эффективность механизма международных финансов. Хотя уже тогда Великобритания столкнулась с проблемой цикличности расширения-сжатия денежной массы, чреватой истощением национального золотого запаса.

Великая война, как тогда называли Первую мировую, сильно расшатала мировую экономику, что не могло не отразиться на ее финансовой системе. Лондон больше не мог исполнять роль мировой резервной валюты в одиночку. Масштабы внутренней экономики просто не генерировали столько золота, чтобы обеспечить спрос других стран на британские фунты, а собственное британское торговое сальдо оставалось отрицательным. Это означало фактическое банкротство Британского льва, но джентльмены из Сити пошли на ловкий шаг и на международной экономической конференции в Генуе в 1922 году предложили новый стандарт, получивший наименование золотодевизного. Формально он почти не отличался от парижского «золотого», разве только доллар уже официально признавался международной мерой ценности наравне с золотом. Дальше начиналось небольшое мошенничество. Доллар сохранял золотое обеспечение, а фунт — жесткую курсовую привязку к доллару, хотя обменять его на соответствующий эквивалент в золоте уже было нельзя.

Конференция в Генуе в 1922 году

Командовать парадом буду я

Впрочем, Генуэзская валютная система просуществовала недолго. Уже в 1931 году Великобритания была вынуждена официально отменить конвертируемость фунта в золото, а Великая депрессия заставила Америку пересмотреть золотое содержание своей валюты с 20,65 до 35 долларов за унцию. США, имевшие к тому времени положительный торговый баланс, начали активную экспансию в Европу. Для защиты от нее Британия и прочие ведущие страны ввели запретительные таможенные тарифы и прямое ограничение импорта. Объемы международной торговли и, соответственно, взаиморасчетов резко упали. Обмен валюты на золото во всех странах был прекращен, и к 1937 году мировая валютная система перестала существовать.

К сожалению, перед своей смертью она успела привести банковские круги США к мысли о возможности захвата полного лидерства в мировой экономике через обретение долларом статуса единственной резервной системы. И разорившая Европу Вторая мировая война пришлась здесь как нельзя более кстати. Если бы Гитлера не было, его бы придумали в Вашингтоне.

Так что когда 1 июля 1944 года представители 44 стран, включая СССР, собрались на Бреттон-Вудскую конференцию, чтобы решить вопрос финансового устройства послевоенного мира, США предложили систему, одновременно очень похожую на ту, которая «хорошо работала раньше», и в то же время подводившую мир к официальному признанию ведущей роли Америки. Вкратце она выглядела просто и изящно. Американский доллар жестко привязывается к золоту (все те же 35 долларов за тройскую унцию, или 0,88571 г за доллар). Все остальные валюты фиксируют курсы к доллару и могут менять их не более чем плюс-минус 0,75% от этой величины. Кроме доллара и фунта, ни одна мировая валюта не имела права обмена на золото.

Фактически доллар становился единственной мировой резервной валютой. Британский фунт сохранял некоторый привилегированный статус, но к тому времени больше 70% мирового золотого запаса находилось в США (21 800 тонн), доллар использовался более чем в 60% международных торговых расчетов, и Вашингтон в обмен на ратификацию бреттон-вудских условий обещал огромные кредиты на восстановление экономик стран после войны. Так, Советскому Союзу предлагали выделить 6 млрд долларов, что составляло огромную сумму, так как весь объем ленд-лиза оценивался в 11 млрд. Однако Сталин верно оценил последствия и от предложения благоразумно отказался: Советский Союз подписал Бреттон-Вудские соглашения, но так их и не ратифицировал.

Правительства остальных европейских стран фактически подписали кабалу и с ратификацией бреттон-вудских условий могли эмитировать ровно столько собственных денег, сколько их центробанки имели мировой резервной валюты — американских долларов. Это предоставляло США широчайшие возможности по контролю над всей мировой экономикой. Это же позволило им учредить Международный валютный фонд, Всемирный банк и ГАТТ — Генеральное соглашение по тарифам и торговле, позднее преобразившееся во Всемирную торговую организацию (ВТО).

Мир начал жить по Бреттон-Вудской системе (БВС).

Торговый зал на Уолл-стрит, США, 1939 год

Французский демарш

При всем изяществе замысла и огромных перспективах для США сама БВС содержала в себе принципиальные проблемы, проявившие себя еще во времена «золотого стандарта». Пока экономика США составляла примерно треть от мировой, а если вычесть соцстраны, то 60% от совокупной экономики Запада, доля долларов, эмитированных для кредитования зарубежных финансовых систем, была существенно меньше денежной массы, обращавшейся внутри самих США. Платежный баланс являлся положительным, тем самым обеспечивая Америке возможность продолжать богатеть. Но по мере восстановления европейской экономики доля США начала снижаться, а американский капитал, пользуясь дороговизной доллара, начал активно утекать за рубеж для скупки дешевых иностранных активов. Кроме того, доходность зарубежных вложений втрое превышала доходность американского рынка, что еще больше стимулировало отток капиталов из США. Торговый баланс Америки постепенно стал отрицательным.

Не помогли и существовавшие в БВС жесткие ограничения на торговлю золотом, фактически ограничивающие его приобретение даже центральными банками других государств, а любых частных инвесторов вообще лишивших такой возможности. Кроме того, появившиеся транснациональные корпорации использовали свои зарубежные капиталы для активной биржевой игры, в том числе «против доллара». Обостряющийся дисбаланс между теоретической моделью БВС и фактическим положением дел в мировой экономике привел не только к появлению черного рынка золота, но и довел его цену там до более чем 60 долларов за тройскую унцию, то есть вдвое выше официальной.

Понятно, что долго такое несоответствие продолжаться не могло. Считается, что БВС сломал президент Франции генерал де Голль, собравший «корабль долларов» и предъявивший его США для немедленного обмена на золото. Эта история действительно имела место. На встрече с президентом Линдоном Джонсоном в 1965 году де Голль объявил, что Франция накопила 1,5 млрд бумажных долларов, которые намерена обменять на желтый металл по официально установленному курсу в 35 долларов за унцию. По правилам, США должны были передать французам более 1300 тонн золота. Учитывая, что к этому времени точного размера золотого запаса США не знал никто, но ходили упорные слухи о его сокращении до 9 тыс. тонн, а стоимость всей массы напечатанных долларов явно превосходила эквивалент даже официального числа 21 тыс. тонн, Америка на такой обмен согласиться не могла. Тем не менее Франции путем жесткого давления (так, страна вышла из военной организации НАТО) удалось преодолеть сопротивление Вашингтона и за два года вместе с Германией таким образом вывезти из США более чем 3 тыс. тонн золота.

Читать еще:  Снижение курса национальной валюты способствует

На этом история Бреттон-Вудской финансовой системы и закончилась, так как после подобного конфуза США под разными предлогами отказывались менять зеленые бумажки на реальное золото. 15 августа 1971 года следующий президент США Ричард Никсон официально отменил золотое обеспечение доллара.

За 27 лет своего существования БВС сделала главное — возвела американский доллар на вершину мировых финансов и прочно ассоциировала его с понятием самостоятельной стоимости. То есть ценность этой бумажке придавало лишь то, что на ней написано — «доллар», — а не количество золота, на которое его было бы можно поменять. Отказ от золотого обеспечения снял с США последние ограничения по денежной эмиссии. Теперь ФРС могла официально решать на своем заседании, сколько миру надо долларов, совершенно не переживая за какое бы то ни было их обеспечение. А грянувший в 1973 году нефтяной кризис позволил договориться с монархиями Ближнего Востока о переводе всей нефтяной торговли только на доллары США. Все курсы стали плавающими, а новую систему назвали Ямайской и закрепили межправительственными соглашениями 1976–1978 годов.

Формально Ямайская система существует по сей день, но фактически мы можем видеть начало ее конца. Потому что она содержит еще больше системных противоречий, чем было в Бреттон-Вудской, но в ней уже нет золота, которое можно хотя бы пощупать и посчитать.

Заметили ош Ы бку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Михаил Хазин. Вся правда о Бреттон-Вудской модели

В последнее время я столько раз слышал о том, что бреттон-вудскую валютную систему отменили 15 августа 1971 года, после того, как США объявили дефолт, отказавшись менять доллары на золото, что стало скучно. Но поскольку я везде и всюду говорю именно о бреттон-вудской финансовой модели, то пришло время эту ситуацию более или менее подробно объяснить.

Итак, в 1913 году в США был принят закон о «Федеральном резерве», который обеспечил контроль над эмиссией и денежным обращением со стороны частных лиц (бенефициаров банковской системы). Именно этот момент и можно назвать точкой окончательного формирования «Западного» глобального проекта, который в этот момент еще находился в сетевой стадии.

Кстати, сразу отвечу разным критикам, что якобы ФРС является государственной структурой, поскольку ее руководителя назначает президент США (с согласия Конгресса). В реальности, совет управляющих ФРС состоит не только из назначаемых президентом членов (которых, кажется, 4 или 5), но и из ротируемых председателей резервных банков (всего их 12), которых в совете управляющих всегда больше половины. А резервные банки – частные, так что контрольный пакет не у государства.

В то время доллар был еще привязан к золоту (как видим, это далеко не специфика бреттон-вудской модели), и потому печатать их вот прямо, без ограничений, для удовлетворения интересов банкиров, было сложно. Поэтому во время «Великой» депрессии использовалась другая схема, которая позволяла перераспределять активы в пользу банкиров, которые могли получать кредит (в условиях денежного голода) практически в неограниченных масштабах. Они их получали, выкупали интересные активы, а затем ФРС убирала с денежного рынка избыточную ликвидность. Иными словами, ФРС фактически, облагала специальным налогом всех владельцев денег в пользу своих бенефициаров.

Тем не менее, доля финансистов в перераспределении прибыли была на тот момент ограничена, не более 5% от её общего объема. Беда была в том, что банкирам нужна была эмиссия и для её получения был придуман замечательный инструмент: бреттон-вудская модель. Смысл её был прост: доллар должен был стать главной мировой валютой и заменить в резервах и обращении другие региональные валюты. Именно для этого и была проведена бреттон-вудская реформа мировых финансов.

На первом этапе она касалась только Западного мира (СССР в конференции участвовал и документы подписал, но затем их не ратифицировал, а в 1950 году привязка рубля к доллару была отменена, он был привязан к золоту). Но в результате, образовался колоссальный ресурс эмиссии доллара (сфера обращения которого серьёзно увеличивалась), который и позволил бенефициарам ФРС легализовать эту эмиссию как свою прибыль.

Экономический смысл этой операции состоял в том, что вся Западная Европа (с которой и начался процесс превращения доллара в мировую валюту) представляла собой в 1945 году гору битого кирпича. И даже если построить заводы (а они строились), то продавать их продукцию было некому. И фокус состоял в том, что для стран Западной Европы открыли не только план Маршалла (то есть долларовые инвестиции!), но и рынки США. На которых можно было получать прибыль, продавать свой товар. Но! Только за доллары.

Соответственно, уже под эти доллары (получившие название «евродоллары») можно было выпускать национальные валюты (под присмотром бреттон-вудских институтов, МВФ, Мирового банка и ГАТТ, которое потом сменило своё название на ВТО) и платить ими зарплату, обеспечивая и внутренний спрос. Но вся эта модель могла работать только потому, что на тот момент доля США в мире, и по потреблению, и по производству, составляла более 50% мировой.

Затем эта схема была повторена для Японии и Тайваня (после 1949 года, провозглашения социалистической КНР), для Южной Кореи и Гонконга, и, наконец, для Китая. К слову, сравнивать рост Китая и СССР совершенно некорректно: если бы доступ на рынки США получил бы СССР, экономический рост в нём был бы колоссален. Но ни СССР, ни Россия доступа на американские рынки не получили.

После кризиса 70-х годов (который был связан с тем, что все потенциальные сферы расширения доллара были исчерпаны, а доля финансового сектора в перераспределении прибыли выросла в США до 25%) начавшаяся политика рейганомики» придала бреттон-вудской модели окончательный вид.

Теперь она выглядела так. С одной стороны, транснациональные банки за счёт эмиссионных долларов инвестицировали в страны с дешёвой рабочей силой, что позволяло создавать там производство дешёвой продукции. С другой — за счёт этих же эмиссионных долларов кредитовался частный спрос в США (и других странах западного мира), что позволило резко повысить уровень жизни населения и сформировать доминирующей в социальной системе «средний» класс, сформировать устойчивый стереотип потребительского поведения.

С 1981 года по 2008 год средний долг американского домохозяйства вырос с 60-65% от реально располагаемых доходов до, более чем, 130%. При этом стоимость обслуживания этого долга всё время сокращалась, поскольку падала стоимость кредита (учетная ставка ФРС за этот же период упала с 18% до, практически, 0). При этом покупательная способность средней заработной платы в США находится на уровне конца 50-х годов. Зато доля финансового сектора в части перераспределения прибыли в свою пользу выросла до 50% (а в отдельные моменты поднималась и выше).

К 2008 году ситуация стала критической: граждане «развитых» стран тратят устойчиво больше, чем реально зарабатывают, частный долг запределен, а рефинансировать его при низких ставках невозможно. Бреттон-вудская система зашла в тупик. Обращаю внимание кстати, что к механизму валютных обменов эта система вообще отношения не имеет.

Тем не менее, бреттон-вудские институты (МВФ, ВТО, Мировой банк, аффилированные с ними рейтинговые агентства, консалтинговые и аудиторские компании) продолжают жестко требовать соблюдения принимаемых ими правил. В частности, вывод бюджетных денег из российской экономики (т.н. «бюджетное правило», в соответствии с которыми все нефтяные доходы от превышение мировых цен выше некоторого уровня, направляются вовне страны), запрет на ограничение валютных спекуляций, рестрикционная кредитно-денежная политика — это всё требования МВФ.

Беда всей системы в том, что она больше не способна обеспечить экономический рост в мире. Эмиссия больше не вызывает рост, более того, уже более 10 лет капитал в мире не воспроизводится. Банкиров это не очень бы волновало, если бы они имели контроль над эмиссионеным институтом, но бреттон-вудская реформа мировых финансов в 1944 году не была доведена до конца, ФРС осталась в национальной юрисдикции. Банкиры за прошедшие с тех пор годы пытались эту ситуацию изменить, в частности, в 2011 году, но у них ничего не получилось (в частности, из-за знаменитого «дела Стросс-Кана»). А сегодня новый президент Трамп активно пытается подмять под себя руководство ФРС и вывести её из-под номинального контроля банкиров.

В общем, на сегодня можно сказать, что бреттон-вудская модель мировых финансов закончила свою историю и самый главный вопрос, который при этом возникает: какой будет новая модель. Но это уже тема другой статьи.

Ответы на замечания критиков

  • Бреттон-Вудская система, которая по своему определению является системой организации международных расчетов, сменила систему, основанную на золоте, а заодно и фунт-стерлингов как доминирующую валюту довоенных расчетов в мире.

Система международных расчётов глубоко вторична, бреттон-вудская финансово-экономическая модель создана для решения других задач. Главные из них:

  • легализация эмиссионных доходов для транснациональных банков;
  • перераспределение реальных активов и прибыли от них в пользу транснациональных банков (доля финансового сектора в перераспределении прибыли выросла в США с 5% до 50%);
  • получение инструментов легального контроля над идеологией м системой образования во всем мире.

Именно эти задачи б.-в. система решает в первую очередь, но они не легализованы, чтобы не сказать, табуированы. А есть ещё один очень важный пункт, который легализован частично: б.-в. система обеспечивает рост мировой экономики. Собственно, именно невозможность больше обеспечивать рост и вызывает сильное желание мировых элит разобраться с остальными тремя пунктами и в последние годы они стали постепенно выводиться из-под табулирования. Пока, правда, только на элитном уровне. И именно это является главным фактором разрушения б.-в. системы. На всякий случай: модель отличается от системы примерно также, как чертёж отличается от готового изделия.

  • Место доллара в мировой экономике определяется не Б.-В соглашением, а размером экономики, военной мощью США, а главное идеологией США, которую они сумели навязать всему миру. Все это выливается в доверие, которое всегда было главным в финансах: все банки мира торгуют не деньгами, а доверием.

Место доллара в мире определялось размерами экономики США, когда-то эта экономика составляла более 50% мировой. Сегодня она меньше 20% (по ВВП) и только третья по размеру (после Китая и ЕС). Место доллара определялось тем, что именно на нём была основана б.-в. система, которая обеспечивала экономический рост. Нет роста – у доллара начались проблемы. Бытие определяет сознание, никак не наоборот.

  • Никакой прибыли от эмиссии доллара США не имеют. Не видел никаких расчетов. Если здесь в РФ кто-то расплатился долларом, то США не получили ничего. Если платежи были проведены через банки США, то государство США не получило ничего, а прибыль получили коммерческие банки, увеличили свои активы.

Разве кто-то говорит о том, что США основной бенифициар? Нет, США получают лишь свою долю, как и все остальные, только опосредованно. Основной выгодоприобретатель в этом процессе – это элита «Западного» проекта, те самые транснациональные финансисты, через которых и проходит легализация эмиссии. Национальные элиты США и транснациональные финансисты на сегодня лютые враги, которые дерутся не на жизнь, а на смерть! Так что совершенно не исключено, что США станут главной жертвой этой схватки.

  • Эмиссия доллара в США не прывышает 20% (а иногда и 5%) от денежной эмиссии в стране. Основным эмитентом доллара являются банки (через кредиты, биржи и другие производные инструменты) и прочие жулики финансового мира.

Вы правильно понимаете, чем отличается кредитная эмиссия от денежной, но отрывать одну от другой – ошибка. Живой пример – кризис 2008 года – нельзя увеличивать кредитный мультипликатор до бесконечности.

  • Уход от расчетов в долларах не подтверждается статистикой. Причем в перспективе доверие к доллару будет расти с ростом нестабильности мировой экономики.

В условиях нестабильности народ бежит в наиболее ликвидные активы, то есть в доллар. Но это только до тех пор, пока кризис. Не забудьте, главная проблема – отсутствие экономического роста. А для него б.-в. систему нужно отменить. Как только она будет отменена, от доллара начнут избавляться. Всюду. Кроме, разумеется, непосредственно долларовой зоны. Кстати, очень интересный вопрос, как будут решать на «новом» Бретон-Вудсе, что делать с долларами, которые находятся вне пределов новой долларовой зоны? Буду ли их принимать и как?

  • Никакого диктата доллара, МВФ и еще чего-либо в нашей стране нет. Разговоры на эту тему, не более чем речи адвокатов нашей политической системы.

А это уже либерастическая пропаганда, сравните её с высказыванием профессора Соловья. Именно МВФ полностью определяет нашу кредитно-денежную, валютную и бюджетную политику. Те, кто это опровергает, либо работает на международное банковское лобби (например, на деньги Сороса или Ходорковского), либо на российские либеральные структуры, либо является полным идиотом.

Читать еще:  Валютные клиринги это

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2013

БРЕТТОН-ВУДСКАЯ ВАЛЮТНАЯ СИСТЕМА

Потребовалось создание международной валютной системы, отвечающей сложившейся экономической и политической обстановке. Послевоенная валютная система была юридически оформлена на Бреттон-Вудской конференции ООН в 1944 г. в виде устава Международного валютного фонда.

Данная валютная система просуществовала вплоть до 1976 года .

Так в чем же скрывались причины её падения? Предстоит выяснить в данной работе.

Сущность кризиса Бреттон-Вудской системы заключается в противоречии между интернациональным характером МЭО и использованием для их осуществления национальных валют, подверженных обесценению (преимущественно доллара).

Несоответствие принципов Бреттон-Вудской системы изменившемуся соотношению сил на мировой арене. Валютная система, основанная на международном использовании подверженных обесценению национальных валют — доллара и отчасти фунта стерлингов, пришла в противоречие с интернационализацией мирового хозяйства. Это противоречие Бреттон-Вудской системы усиливалось по мере ослабления экономических позиций США и Великобритании, которые погашали дефицит своих платежных балансов национальными валютами, злоупотребляя их статусом резервных валют. В итоге была подорвана устойчивость резервных валют.

Принцип американоцентризма, на котором была основана Бреттон-Вудская система, перестал соответствовать новой расстановке сил с возникновением трех мировых центров: США — Западная Европа — Япония. Использование США статуса доллара как резервной валюты для расширения своей внешнеэкономической и военно-политической экспансии, экспорта инфляции усилило межгосударственные разногласия и противоречило интересам развивающихся стран.

Кроме общих причин существовали специфические, присущие отдельным этапам развития кризиса Бреттон-Вудской системы.

Формы проявления кризиса Бреттон-Вудской валютной системы -«валютная лихорадка»

— перемещение «горячих» денег, массовая продажа;

— неустойчивых валют в ожидании их девальвации и скупка валют — кандидатов на ревальвацию;

— «золотая лихорадка» — бегство от нестабильных валют к золоту и периодическое повышение его цены;

— паника на фондовых биржах и падение курсов ценных бумаг в ожидании изменения курса валют;

— обострение проблемы международной валютной ликвидности, особенно ее качества;

— массовые девальвации и ревальвации валют (официальные и неофициальные);

— активная валютная интервенция центральных банков, в том числе коллективная;

— резкие колебания официальных золотовалютных резервов;

— использование иностранных кредитов и заимствований в МВФ для поддержки валют;

— нарушение структурных принципов Бреттон-Вудской системы;

Коллективная защита доллара. Под давлением США центральные банки большинства стран воздерживались от обмена своих долларовых резервов в золото в американском казначействе. МВФ вложил часть своих золотых запасов в доллары вопреки Уставу. Ведущие центральные банки создали золотой пул (1962 г.) для поддержки цены золота, а после его распада с 17 марта 1968 г. ввели двойной рынок золота.

Удвоение капитала МВФ (до 28 млрд. долл.) и генеральное соглашение 10 стран — членов Фонда и Швейцарии о займах Фонду (6 млрд. долл.), выпуск СДР в 1970 г. в целях покрытия дефицита платежных балансов.

США упорно сопротивлялись проведению назревшей девальвации доллара и настаивали на ревальвации валют своих торговых партнеров. В мае 1971 г. была осуществлена ревальвация швейцарского франка и австрийского шиллинга, введен плавающий курс валют ФРГ, Нидерландов, что привело к фактическому обесценению доллара на 6-8%. Скрытая девальвация устраивала США, так как она не отражалась столь губительно на престиже резервной валюты, как официальная. Чтобы сломить сопротивление торговых соперников, США перешли к политике протекционизма. 15 августа 1971 г. были объявлены чрезвычайные меры по спасению доллара: прекращен размен долларов на золото для иностранных центральных банков («золотое эмбарго»), введена дополнительная 10%-ная импортная пошлина. США встали на путь торговой и валютной войны. Наплыв долларов в страны Западной Европы и Японию вызвал массовый переход к плавающим валютным курсам и тем самым спекулятивную атаку их окрепших валют на доллар. Франция ввела двойной валютный рынок по примеру Бельгии, где он функционировал с 1952 г. Страны Западной Европы стали открыто выступать против привилегированного положения доллара в мировой валютной системе.

Поиски выхода из валютного кризиса завершились компромиссным Вашингтонским соглашением «группы десяти» 18 декабря 1971 г. Была достигнута договоренность по следующим пунктам:

-девальвация доллара на 7,89% и повышение официальной цены золота на 8,57% (с 35 до 38 долл. за унцию);

-ревальвация ряда валют;

-расширение пределов колебаний валютных курсов с +/-1 до +/-2,25% от их паритетов и установление центральных курсов вместо валютных паритетов;

-отмена 10%-ной таможенной пошлины в США.

Но США не взяли обязательства восстановить конвертируемость доллара в золото и участвовать в валютной интервенции. Тем самым они сохранили привилегированный статус доллара, ныне материально не подкрепленный.

Переплетение валютного кризиса с энергетическим и мировым экономическим кризисом

Еще одним ударом по Бреттон-Вудской системе, послужило повышение цен на нефть в конце 1973 г. привело к увеличению дефицита платежных балансов по текущим операциям промышленно развитых стран. Резко упал курс валют стран Западной Европы и Японии. Произошло временное повышение курса доллара, так как США были лучше обеспечены энергоресурсами, чем их конкуренты, и проявилось, хотя и не сразу, положительное влияние двух его девальваций на платежный баланс страны. Валютный кризис переплелся с мировым экономическим кризисом в 1974-1975 гг., что усилило колебание курсовых соотношений (до 20% в год в конце 70-х годов). Курс доллара падал на протяжении 70-х годов, за исключением кратковременных периодов его повышения. Покрывая национальной валютой дефицит текущих операций платежного баланса, США способствовали накачиванию в международный оборот долларов (8,9 млрд. — в 1950 г., 292,5 — в 1980 г.). В результате другие страны стали «кредиторами поневоле» по отношению к США.

Структурный характер кризиса мировой валютной системы. С крушением Бреттон-Вудской системы были отменены ее структурные принципы: прекращен размен долларов на золото, отменены официальная цена золота и золотые паритеты, прекращены межгосударственные расчеты золотом, введен режим плавающих валютных курсов, доллар и фунт стерлингов официально утратили статус резервных валют. На эту роль стали выдвигаться марка ФРГ и японская иена.

15 августа 1971 года был декларирован долларовый стандарт, полностью отвязанный от золота. Светила мировой экономики недолго ломали головы, пытаясь определить стоимость ключевой валюты. Вначале стоимость доллара соотносили с продуктовой корзиной, затем как это не парадоксально со стоимостью Бигмака.

Провозглашение долларового стандарта, казалось бы, убрало последние барьеры на пути к установлению однополярного мирового порядка, т.е. к мировому господству США. Если раньше обладатели ключевой валюты должны были соотносить эмиссию с наличием запасов драгоценного металла, то теперь такая необходимость отпала.

Читать еще:  Организация валютного контроля в россии

Действительно, расширение торговых операций во всём мире росло такими темпами, которые не в состоянии были покрываться не только золотыми запасами США, но даже запасами всех стран-участниц Бреттон-Вудского соглашения.

Так, общая сумма товаров и услуг, производимых в мире, достигла сорока триллионов долларов, а долларовая эмиссия ограничивалась золотыми запасами, поскольку производство товаров и услуг должно было коррелироваться с наличием общего количества золота у США и остальных участников Бреттон-Вудского соглашения.

Таким образом, недостаток золотого запаса тормозил развитие международных торговых отношений. Иными словами, Бреттон-Вудская система изначально была обречена.

Бреттон вудская валютная система была создана

Три десятилетия, которые совпали с действием Бреттон-вудской системы, часто воспринимаются как время относительной стабильности, порядка и дисциплины. Все же, учитывая, что потребовалось почти 15 лет после конференции в Бреттон-Вудс в 1944 году, прежде чем система полностью заработала, и были признаки неустойчивости в период ее действия, возможно, недостаточно усилий было приложено в попытке поддержать систему. Вместо того, чтобы характеризовать Бреттон-Вудс как период стабильности, более точно было бы рассматривать его как переходную стадию, которая предшествовала новому международному денежно-кредитному порядку, в котором мы все еще живем до сих пор.

История создания Бреттон-Вудской валютной системы

В июле 1944 года делегаты от 44 стран собрались в горном курорте Бреттон-Вудс, чтобы обсудить новый международный денежно-кредитный порядок. Идея состояла в том, чтобы создать систему для облегчения международной торговли при защите целей отдельных стран. Это означало более эффективную альтернативу финансовой системе, которая, возможно, привела и к Великой депрессии, и к Второй мировой войне.

Дискуссии в основном были вокруг интересов двух крупнейших экономических держав того времени — Соединенных Штатов и Великобритании. У этих двух стран были совсем не общие интересы, поскольку Великобритания завершила войну как страна-должник, а Соединенные Штаты были готовы взять на себя роль крупнейшего мирового кредитора. Желая открыть мировой рынок для своего экспорта, американская сторона, представляемая Гарри Уайтом, имела в качестве приоритета более свободную торговлю через стабильность фиксированных обменных курсов. Великобритания, представленная Джоном Кейнсом, преследовала цели политической автономии, и стремилась к большей гибкости обменных курсов, чтобы повысить качество платёжного баланса.

Новые правила

Наконец, был принят компромисс в виде фиксированных, но корректируемых валютных курсов. Страны-участники должны были привязать свои валюты к доллару США и гарантировать, что их валюта будет надежной, а Соединенные Штаты, в свою очередь, привязать доллар к золоту по цене 35$ за унцию. Страны покупали бы или продавали доллары, чтобы удерживать курс в пределах 1%-го коридора от установленного курса, и могли бы регулировать этот курс только в случае «серьезного нарушения равновесия» платёжного баланса.

Чтобы гарантировать соблюдение новых правил, были созданы два международных института: Международный валютный фонд (МВФ) и Международный банк реконструкции и развития (МБРР), позже известный как Мировой банк. Новые правила были официально прописаны в статьях договора МВФ. Условия предусматривали, что ограничения текущего счета будут повышены, в то время как контроль за капиталом позволял избежать дестабилизацию денежных потоков.

Однако, статьи договора были не в состоянии обеспечить эффективные санкции для стран с хроническим профицитом платёжного баланса, который определялся как «фундаментальное нарушение равновесия», и новую международную валюту (предложенную Кейнсом), чтобы увеличить поставку золота как дополнительный источник ликвидности. Далее, не было никакого четкого графика для введения новых правил, так что потребовалось приблизительно 15 лет, прежде чем Бреттонвудская система фактически заработала в полной мере. К этому времени система уже показывала признаки неустойчивости.

Первые годы системы

В то время как Соединенные Штаты стремились к немедленному выполнению условий договора, плохое состояние экономики большой части послевоенного мира сделало труднодостижимым исправление платёжного баланса при режиме фиксированного обменного курса, без некоторого контроля за текущим счетом и внешних источников финансирования. Без международной валюты, созданной для обеспечения дополнительной ликвидности, учитывая ограниченные кредитные возможности МВФ и МБРР, вскоре стало очевидно, что США должны будут обеспечить этот внешний источник финансирования для остальной части мира, при условии постепенного достижения конвертируемости текущего счета.

С 1945 до 1950 года Соединенные Штаты имели средний годовой торговый профицит в $3.5 млрд. С другой стороны к 1947 году европейские страны страдали от хронического дефицита платёжного баланса, что привело к быстрому истощению их золотовалютных резервов. Вместо того, чтобы считать эту ситуацию выгодной, американское правительство поняло, что это серьезно угрожало способности Европы оставаться жизненно-важным рынком для американского экспорта.

Исходя из этого, США предоставили Европе финансирование в $13 млрд. через План Маршалла в 1948 году, и приблизительно двум дюжинам стран, во главе с Великобританией, было разрешено обесценить свои валюты против доллара в 1949г. Эти шаги помогли облегчить недостаток долларов и восстановление конкурентоспособного баланса, за счет сокращения торгового профицита США.

План Маршалла и более конкурентные обменные курсы уменьшили давление на европейские страны, пытающиеся восстановить свои разрушенные войной экономики, что позволило им обеспечить быстрый рост и восстановить свою конкурентоспособность против США. Валютный контроль был постепенно усилен и полная конвертируемость текущего счета, наконец, была достигнута в конце 1958г. Однако, в это время американская экспансионистская валютная политика, которая увеличила поставку долларов, наряду с возросшей конкурентоспособностью других стран-участниц системы, вскоре полностью изменила ситуацию с платёжными балансами. Соединенные Штаты уже имели дефицит платёжного баланса в 1950-х и дефицит текущего счета в 1959г.

Неустойчивость Бреттон-Вудской валютной системы

Истощение американских золотых запасов, сопровождающее эти дефициты, при стремлении других стран держать часть своих резервов в долларовых активах, а не в золоте, все больше угрожали стабильности системы. При том, что американский профицит текущего счета исчез в 1959 году, а иностранные обязательства Федеральной резервной системы впервые превысили запасы монетарного золота в 1960 году, возникли опасения относительно потенциальной поставки золота.

Учитывая, что долларовый спрос на золото превышал фактическое предложение золота, были беспокойства, что официальный обменный курс золота в 35$ был переоценен в пользу доллара. Соединенные Штаты опасались, что такая ситуация могла создать арбитражные возможности для стран-участниц, так как они могли обменять свои долларовые активы на золото по официальному курсу и затем продать золото на Лондонской бирже по более высокой цене, что привело бы к исчерпанию американских золотых запасов, ставя под угрозу один из ключевых элементов Бреттонвудской системы.

Но, в то время как страны-участники имели индивидуальные стимулы использовать в своих интересах такую арбитражную возможность, у них также был коллективный интерес в сохранении системы. Однако, они опасались, что США обесценят доллар, таким образом, снижая ценность их долларовых активов. Чтобы снять эти беспокойства, кандидат в Президенты США Джон Кеннеди был вынужден сделать заявление в конце 1960-х, что если он будет избран, то не станет обесценивать доллар.

В отсутствии девальвации, Соединенные Штаты нуждались в совместных усилиях со стороны других стран, чтобы те допустили укрепление своих собственных валют. Несмотря на призывы к скоординированной ревальвации, чтобы восстановить баланс в системе, страны-участники отказывались пойти на это, не желая терять конкурентоспособность своих экономик. Вместо этого, были предприняты другие меры, включая расширение кредитоспособности МВФ в 1961 году и формирование Золотого пула множеством европейских стран.

Золотой пул объединил запасы золота нескольких европейских стран, чтобы удержать рыночную цену золота от существенного повышения выше официального курса. В то время как в период 1962—1965гг. новых поставок из Южной Африки и Советского Союза было достаточно, чтобы компенсировать растущий спрос на золото, оптимизм по этому поводу вскоре прошел, как только спрос начал опережать предложение с 1966 по 1968гг. Последовавшее решение Франции выйти из Золотого пула в 1967 году привело к его краху уже в следующем году, когда рыночная цена золота в Лондоне выстрелила вверх, сильно оторвавшись от официальной цены.

Крах Бреттон-Вудской системы

Другая попытка спасти систему была предпринята с введением международных валют, подобно тому, что предлагал Кейнс в 1940-х. Их эмиссию проводил бы Международный валютный фонд, и они заменили бы доллар в качестве международной резервной валюты. Но, поскольку серьезные обсуждения новой валюты под названием «Специальные права заимствования» (SDR) начались только в 1964 году, и первая эмиссия произошла только в 1970 году, эта мера была слишком незначительна и слишком запоздала.

К моменту первого выпуска SDR общие американские запасы золота, и, несмотря на краткосрочный профицит торгового баланса в 1968—1969гг., возвращение к дефициту после этого создало достаточно давления, чтобы спровоцировать стремление изъять золото из США. Франция заявила о намерении обменять свои долларовые активы на золото, а вслед за ней и Великобритания попросила обменять $750 млн. на золото, в результате чего Президент Ричард Никсон летом 1971 года закрыл золотое окно.

В заключительной попытке поддержать систему прошли переговоры во второй половине 1971 года, что привело к Смитсоновскому соглашению, в котором группа из десяти стран согласилась пойти на укрепление своих валют, чтобы обеспечить девальвацию доллара на 7.9%. Но, несмотря на эту ревальвацию валют, новый набег на доллар произошел в 1973 году, создавая инфляционный поток капитала из США в страны из этой десятки. Валютная привязка была приостановлена, позволив валютам колебаться, что привело к окончательному краху Бреттонвудской системы фиксированных курсов.

Заключение

Далеко не являясь периодом международного сотрудничества и глобального порядка, годы Бреттон-Вудского соглашения продемонстрировали существенные трудности при попытке создать и поддерживать международный финансовый порядок, который бы обеспечивал свободную и беспрепятственную торговлю, при этом также разрешая странам преследовать собственные политические цели. Дисциплина золотого стандарта и фиксированных обменных курсов, как оказалось, была чрезмерной для быстрорастущих экономик, при изменении уровня конкурентоспособности. С учетом демонетизации золота и движения к плавающим валютным курсам, эра Бреттон-Вудс должна расцениваться как переходный период от более дисциплинированного международного денежно-кредитного порядка к более гибким условиям.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector