Business-insider.ru

Про деньги в эпоху кризиса
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сталь китай инвестинг

Сталь: цена фьючерса HRCc1 и график Masterforex-V

Сталь (английский — steel) – биржевой товар, цена на который формируется по итогам торгов на знаковых товарно-сырьевых и фьючерсных биржах.

График онлайн стали

Сталь торгуется физическим товаром или через различные финансовые инструменты. Как вид инвестиции, не так интересно, как вложения в драгоценные металлы – золото, серебро, платину, палладий. По этой причине покупка стали не является альтернативой вложениям в акции, облигации, паи ПИФов и прочие ценные бумаги. За сталью на биржу приходят представители крупного производственного бизнеса, которым она нужна как товар – для производства труб и прочей продукции.

При этом трейдеры отнюдь не лишены возможности получения профита на операциях со сталью. Если вы научились улавливать трендовые изменения, следите за скоплениями крупных ордеров, понимаете, как отражаются на бирже новости, зарабатывайте, вкладываясь во фьючерсы, опционы и CFD.

Биржевая единица измерения стали

Цену стали на бирже указывают в USD (доллары США) за 1 тонну или в валюте страны, в которой находится биржа, например, в рупиях (INR) на Мультитоварной бирже Индии, юанях (CNY) на Даляньской товарной бирже и т.д. Сталь не имеет проб, как драгоценные металлы. Для облегчения задачи покупателям биржа обязывает продавцов поставлять на рынок товар, соответствующий обозначенным критериям.

Параметры лота и минимального контракта выставляет биржа. Они также зависят от типа товара (рулонная сталь, лом и т.д.). Например, на бирже CME рулонная сталь торгуется лотами по 20 тонн, а стальной лом на LME – лотами по 10 тонн.

Цена стали

На стоимость стали оказывают влияние такие факторы:

  • объемы производства (при уменьшении добычи цена растет, так как создается дефицит товара);
  • рыночный спрос (при падении спроса понижается цена, так как формируется переизбыток товара на рынке);
  • биржевая ситуация (спекулятивные сделки, новостной фон и др.);
  • срок фьючерсных поставок (контракты с длительным сроком могут иметь дисконт).

Цена рулонной стали на американской бирже в этом десятилетии претерпела немало взлетов и падений:

  • от $405 1 мая 2010 до $880 1 марта 2011;
  • от $376 1 ноября 2015 до $920 1 мая 2018.

На 05.09.2019 года тонна рулонной стали торгуется по $560.

Динамику изменения цены рулонной стали и стального лома смотрите на графиках ниже.

Инвестирование в сталь

Трейдеры и инвесторы инвестируют в сталь через:

  • фьючерсы;
  • опционы,
  • CFD,
  • индексы;
  • ETF;
  • акции компаний по производству стали на фондовых биржах.

Сфера применения стали

Сталь – это продукт переработки железной руды. Являет собой сплав железа с углеродом и другими веществами. Сталь с высоким содержанием углерода (0,6-2,4%) называется углеродистой.

На производство стали уходит почти 80% всей перерабатываемой железной руды.

Сталь используется в производстве инструментов, конструкций, машинного и прочего оборудования, автомобилей, кораблей, труб и многого другого.

Лидеры производства стали по странам

Крупнейшим производителем стали в разрезе стран является Китай, на долю которого приходится более 50% всей выплавки! Россия расположилась в первой десятке.

ТОП-10 стран-производителей стали (за 2018 год):

  1. Китай – 928,3 млн. тонн.
  2. Индия – 106,5 млн. тонн.
  3. Япония – 104,3 млн. тонн.
  4. США – 86,7 млн. тонн.
  5. Южная Корея – 72,5 млн. тонн.
  6. Россия – 71,7 млн. тонн.
  7. Германия – 42,4 млн. тонн.
  8. Турция – 37,3 млн. тонн.
  9. Бразилия – 34,7 млн. тонн.
  10. Иран – 25 млн. тонн.

  1. Украина – 21,1 млн. тонн.
  2. Казахстан – 4,6 млн. тонн.
  3. Беларусь – 2,5 млн. тонн.

Всего – 1,808 млрд. тонн.

Компании-лидеры производства стали

Сталь – основной продукт переработки железной руды. Ведущим производителем стали в мире является зарегистрированная в Люксембурге индийская компания ArcelorMittal, а по присутствию в десятке лидеров доминирует Китай – 6 из 10 компаний из Поднебесной.

ТОП-10 компаний-производителей стали (за 2018 год):

  1. ArcelorMittal – 96,4 млн. тонн. Акции можно приобрести на NYSE, Euronext, Люксембургской фондовой бирже.
  2. China Baowu Steel Group, Китай – 67,4 млн. тонн. Акции не торгуются, компания на 100% принадлежит правительству КНР.
  3. Nippon Steel, Япония – 49,2 млн. тонн. Акции торгуются на Токийской фондовой бирже.
  4. Hesteel Group, Китай – 46,8 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  5. POSCO, Южная Корея – 42,9 млн. тонн. Акции на Корейской фондовой бирже.
  6. Jiangsu Shagang, Китай – 40,7 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  7. Ansteel Group, Китай – 36,4 млн. тонн. Акции на Шеньчженьской фондовой бирже.
  8. JFE, Япония – 29,2 млн. тонн. Акции на Токийской фондовой бирже.
  9. Jianlong Steel, Китай – 27,9 млн. тонн. Частная компания, акции не торгуются в свободном обороте.
  10. Shougang, Китай – 27,4 млн. тонн. Госкомпания КНР, акции на бирже отсутствуют.

Всего – 1,808 млрд. тонн.

Крупнейшим российским производителем стали является Novolipetsk Steel. В 2018 году произведено 17,4 млн. тонн – 17-е место в мировом рейтинге. Акции торгуются на Московской бирже.

30-е место у Evraz (13 млн. тонн) – акции на Лондонской фондовой бирже, 31-е место у Магнитогорского металлургического комбината (12,7 млн. тонн), на 34-м месте «Северсталь» (12 млн. тонн). Акции ММК и «Северстали» торгуются на MOEX.

Крупнейшие экспортеры стали

ТОП-10 экспортеров стали (на 2017 год):

  1. Китай – 74,8 млн. тонн.
  2. Япония – 37,5 млн. тонн.
  3. Южная Корея – 31,4 млн. тонн.
  4. Россия – 31,1 млн. тонн.
  5. Германия – 26,4 млн. тонн.
  6. Италия – 18,2 млн. тонн.
  7. Бельгия – 18,1 млн. тонн.
  8. Турция – 16,6 млн. тонн.
  9. Индия – 16,3 млн. тонн.
  10. Бразилия – 15,3 млн. тонн.

Крупнейшие импортеры стали

ТОП-10 импортеров стали (на 2017 год):

  1. США – 35,4 млн. тонн.
  2. Германия – 27,1 млн. тонн.
  3. Италия – 20,1 млн. тонн.
  4. Южная Корея – 19,3 млн. тонн.
  5. Вьетнам – 16,2 млн. тонн.
  6. Турция – 15,6 млн. тонн.
  7. Франция – 15,1 млн. тонн.
  8. Таиланд – 14,5 млн. тонн.
  9. Бельгия – 14,1 млн. тонн.
  10. Китай – 13,9 млн. тонн.

Крупнейшие биржи по продаже стали и фьючерсов на них

Сталь продается физическим товаром или биржевыми инструментами – фьючерсами, бинарными опционами и др.

Цену формируют торги на ведущих товарных биржах:

  • ICE (США) – товарно-сырьевая биржа мира номер один,
  • LME (Великобритания) – ведущая мировая биржа по цветным и черным металлам,
  • Нью-Йоркская товарная биржа NYMEX (США),
  • Чикагская товарно-сырьевая биржа (США),
  • Dalian Commodity Exchange, DCE (Китай),
  • Multi Commodity Exchange, MCX (Индия).

ТОП российских бирж, торгующих фьючерсами металлов:

CFD на сталь

Трейдеры и инвесторы зарабатывают на стали с помощью CFD (Contract For Difference). Это покупка товара … без покупки товара. Это как? Все просто, покупая CFD, трейдеры покупают не нефтяную смесь Brent, WTI, природный газ (NG), никель, медь, алюминий, цинк, свинец, олово и другие товары. CFD – это, буквально, контракт на разницу цен. К тому же брокеры предлагают кредитное плечо, и теперь не нужно платить 100% стоимости лота – торговля стала доступной трейдерам с практически любым стартовым капиталом.

Подробная информация о «стальных» и других CFD у первого номера рейтинга брокеров Академии Masterforex-V компании Nord FX, и у других представителей высшей лиги: FIBO Group, Interactive Brokers, Finam (Финам), Fort Financial Services (FortFS), FXPro, Swissquote Bank SA, FOREX.com, FXCM, OANDA (Оанда), Alpari (Альпари), Dukascopy Bank SA, Saxo Bank.

Финансовые регуляторы на фьючерс и CFD стали

Для работы на финансовом рынке маркет-мейкеры, маклеры и биржи должны получить лицензию государственного финансового регулятора.

Финансовые регуляторы по странам: CySEC — на Кипре, FINMA — в Швейцарии, FCA — Великобритании, FI — в Швеции, PFSA — в Польше, CNMV в — Испании, ACPR и AMF — во Франции, BaFin — в Германии, FSAEE — в Эстонии, FCMC — в Латвии, MiFID (для всех стран Евросоюза), CFTC, NFA, SEC — в США, CSRC — в Китае, SEBI — в Индии, SFC — в Гонконге, MAS — в Сингапуре, FSCL — в Новой Зеландии, IFSC в Белизе, FSC — на Маврикии, FSB — в ЮАР, Botswana IFSC — в Ботсване, ASIC — в Австралии, Банк России, ФСФР — в России, ISA — в Израиле, CMB — в Турции, Dubai FSA — в Дубае, ОАЭ, Tadawul — в Саудовской Аравии, AFSA — в Казахстане, FinCom — в Китае, SET — в Таиланде, НКЦПФР — в Украине.

А как вы оцениваете перспективы инвестирования в сталь: насколько, по вашему мнению, привлекателен рынок? Оставьте, пожалуйста, свой отзыв в комментариях и поделитесь статьей в соцсетях.

С уважением, wiki Masterforex-V — курсы бесплатного (школьного) и профессионального обученияMasterforex-V для работы на форексе, фондовых, фьючерсных, товарных и криптовалютных биржах.

Объем исходящих прямых инвестиций КНР продолжил снижаться

Объем зарубежных китайских инвестиций существенно переоценивается, даже в африканских странах он не является избыточным, учитывая размер китайской экономики, следует из расчетов экспертов вашингтонского Institute of International Finance. C 2016 года вложения сократились на 40%, в том числе за последний год — на 8%, до $110,6 млрд из-за действия капитальных ограничений, высокой долговой нагрузки и барьеров для входа на рынках стран-реципиентов.

Объем зарубежных китайских инвестиций существенно переоценен — даже в африканских странах он не является избыточным, учитывая размер китайской экономики и ее контрагентов, констатируют в IIF. Накопленный объем исходящих прямых иностранных инвестиций (ПИИ) по итогам 2018 года составил $2 трлн, однако если на ВВП страны приходится 15% от мирового, то доля ее прямых инвестиций составила всего 6%. Для сравнения: у США эти показатели — 24,2% и 20,9%, доля выше 5% от глобального объема накопленных инвестиций также у Нидерландов, Гонконга, Великобритании, Германии, Японии, Франции. По отношению к китайскому ВВП доля исходящих ПИИ в Китае также заметно ниже (15%), чем у развитых (53%) и даже развивающихся стран (в среднем 23%).

При этом с пика 2016 года ежегодный объем исходящих ПИИ сократился примерно на 40% — до $110,6 млрд в 2019 году (для сравнения: входящие ПИИ составили $137 млрд), годом ранее показатель составил $143 млрд. Это связано с уже высоким уровнем обязательств корпоративного сектора в КНР, капитальными ограничениями и барьерами входа на рынках стран—получателей инвестиций, поясняют в институте.

Всплеск такого спроса пришелся на период после финансового кризиса 2008–2009 годов, когда стоимость активов была заниженной, а потребности Китая в энергоресурсах и другом сырье резко увеличивались (страна ежегодно импортирует сырой нефти и железной руды примерно на $400 млрд, это составляет около четверти всего ввоза). Однако уже к 2018 году темпы роста энергопотребления в Китае замедлились до 3% в год (в 2004-м — 17%). В итоге теперь в структуре исходящих ПИИ на добычу и производство пришлось по 9%, тогда как на сектор услуг — 78% (34% — лизинг, 12% — торговля, 10% — ИТ-сервисы).

Как коронавирус подкосил инвестиции

Инвестиции в Африку действительно росли очень быстро, но с низкой базы, указывают в IIF. Сейчас их объем превышает $45 млрд, но они по-прежнему составляют лишь четверть от инвестиций в другие азиатские страны (статистика приводится за вычетом Гонконга, Каймановых и Виргинских островов) и примерно равны объему вложений в Австралию. Также китайские ПИИ в Африке по-прежнему ниже, чем у Великобритании, США, Франции и Нидерландов (из-за налоговых льгот страна удобна для финансовых сделок).

Помимо этого, растут вложения в рамках программы «Пояса и пути». На долю стран, участвующих в инициативе, теперь приходится 13,5% от общего объема китайских ПИИ (в 2016 году — 8,5%). Но в последние два года и здесь наблюдается стагнация — это происходит из-за снижения темпов роста общего объема вложений за рубеж, более жесткого контроля за тем, куда направляются средства, а также незначительного размера рынков принимающих стран и их растущей долговой нагрузки и геополитических рисков.

Триллион за десять лет: как Китай завоевывает мир своими инвестициями

​Лучший партнер на Западе

В пятницу завершился четырехдневный государственный визит председателя КНР Си Цзиньпина в Великобританию. Министр финансов этой страны Джордж Осборн накануне поездки обещал превратить Британию в лучшего для Пекина «партнера на Западе», а китайская газета The Global Times сообщала, что перед Си был расстелен «краснейший из всех ковров». Старания британцев окупились — общая сумма сделок и обещанных инвестиций, обнародованных в ходе визита, составила £40 млрд, или $62 млрд, — это на $12 млрд больше, чем предполагали накануне поездки аналитики.

Самая крупная договоренность, которую британский премьер Дэвид Кэмерон окрестил «исторической», — участие китайской энергокомпании China General Nuclear Power Corporation (CGN) в проекте строительства первой за последние десятилетия британской АЭС в Сомерсете. Вложения китайцев в проект составят порядка £6 млрд ($9,3 млрд), взамен они получат 33,5% акций. Как заявил информагентству «Синьхуа» председатель CGN Хэ Ю, проект станет хорошей рекламой возможностям Китая в атомной энергетике и послужит трамплином к дальнейшему участию китайских компаний в развитии британской атомной индустрии. По данным China Daily, наряду со строительством в Сомерсете, CGN приобрела разные доли еще в двух проектах по строительству АЭС — в Брэдуэлле на востоке Лондона (реактор для нее будет разработан китайской стороной) и Сайзуэлле в Вост​​очной Англии.

По словам Кэмерона, Пекин и Лондон заключили также ряд крупных сделок в нефтегазовой сфере на общую сумму £12 млрд ($18,6 млрд). Большинство других соглашений касается сферы недвижимости. Китайские компании откликнулись на предложения Лондона поучаствовать, к примеру, в строительстве нового Чайнатауна в Ливерпуле, нового торгового квартала в Шеффилде и современного научного городка в Ньюкасле.

За первое полугодие текущего года Китай инвестировал в Великобританию £1,2 млрд ($1,8 млрд). В 2014 году китайцы вложили в британскую экономику рекордные £3,3 млрд ($5,1 млрд), выдвинув страну в лидеры среди государств Евросоюза по объему инвестиций из КНР.

Смена приоритетов

Вплоть до 2000-х годов Китай сам был получателем иностранных денег, почти не инвестируя при этом. Впоследствии в рамках концепции выхода китайского бизнеса вовне КНР стала активно инвестировать за рубеж. За последние годы из чистого импортера иностранных капиталов и инвестиций Китай превратился в их экспортера — сейчас объем инвестиций китайского бизнеса за рубеж и объем привлеченных средств практически сравнялся. В 2014 году инвестиции вне финансовой сферы Китая достигли $102,9 млрд (против $20 млрд в 2005 году). При этом объем привлеченных Китаем средств составил $119,6 млрд.

Расширилась и география вложений. Если 10–15 лет назад основной поток инвестиций шел в Гонконг и развивающиеся страны Азии и Африки, то в последние годы заметно выросла доля инвестиций в развитые экономики, в частности в гособлигации США, и как противовес этому — в страны Евросоюза. В 2014 году вложения китайцев в экономику стран Евросоюза оказались рекордными — в прошлом году Пекин объявил о реализации в Европе 153 инвестиционных проектов на общую сумму $18 млрд. Для сравнения, еще в 2009 году объем вложений не дотягивал и до $3 млрд.

По подсчетам Financial Times, при сохранении наблюдавшихся в последнее десятилетие темпов роста китайских инвестиций в Европу в течение последующих десяти лет китайские инвесторы будут вкладывать порядка $157 млрд ежегодно. В ближайшие 10 лет объем иностранных инвестиций Китая достигнет $1,25 трлн, объявил 19 октября Си Цзиньпин.

Еще одной тенденцией стала диверсификация инвестиционных проектов Китая: наряду с уже традиционными вложениями в энергосектор и автомобилестроение Пекин стал все активнее вкладываться в зарубежную недвижимость, инфраструктурные проекты, продуктовые сети и ценные бумаги финансовых компаний.

«Если в начальный период выхода китайского капитала за рубеж был очевидный приоритет — доступ к природным ресурсам, то с годами он стал меняться, хотя при этом никто и не отменял желание приобретать ресурсы», — говорит эксперт Центра экономических и социальных проблем Китая при ИДВ РАН Любовь Новоселова. Сейчас Китай, по ее словам, переходит на технологичный вариант своей внешнеэкономической экспансии, активно проталкивает собственное технологичное оборудование, в том числе и на европейские рынки, и вложения в так называемый китайский лизинг — одна из самых серьезных программ.

Британские активы Китая

Главным направлением для китайских вложений на британской территории служат различные инфраструктурные проекты. Так, китайскому суверенному фонду China Investment Corporation (CIC) принадлежит 10% активов предприятия Heathrow Airport Holdings — владельца аэропорта Хитроу ​— и аналогичная доля в Thames Water Utilities, занятой в сфере водоснабжения. Крупная китайская компания Beijing Construction Engineering Group благодаря созданию СП с Manchester Airports Group получила право на участие в строительстве первого в Великобритании «города-аэропорта» Манчестер. В июне этого года китайская строительная компания China Harbor Engineering Company выиграла тендер по проекту строительства приливной электростанции в заливе Суонси.

Наряду с этим китайский бизнес проявляет интерес и к так называемым имиджевым приобретениям, выкупая полностью или частично знаменитые европейские бренды. В их числе 100% акций в компании Pizza Express, интернет-проект Travelfusion, производитель электрокаров Emerald Automotive и компания Manganese Bronze. Обанкротившийся производитель легендарных лондонских кэбов стал дочерним подразделением китайского автоконцерна Geely, уже владеющего брендом Volvo. В этом ряду стоит и приобретение китайскими компаниями контрольного пакета акций сети британских универмагов House of Frazer, крупнейшего в стране производителя сухих завтраков Weetabix и производителя люксовых яхт Sunseeker Yachts.

Новые направления не затмевают для китайского бизнеса традиционные — финансовые структуры и энергетику. Пару лет назад Китайский банк развития инвестировал около $3 млрд в британский Barclays (до сегодняшнего дня это считалось крупнейшей инвестицией Китая на британской территории). Главные энергокомпании КНР являются акционерами таких британских энергетических фирм, как Talisman, Emerald Energy, Ineos и, наконец, нефтяного гиганта BP, в который Государственное управление валютного контроля (SAFE) инвестировало $2 млрд.

Покорение Европы

В последние годы китайцы активно вкладывались и в активы ряда других европейских стран. Как и в случае с Великобританией, преимущественно в энергетику и крупные инфраструктурные проекты.

К примеру, China Ocean Shipping Company получила концессию сроком на 35 лет на строительство и управление двумя терминалами в греческом порту Пирей. Корпорация Three Gorges Corporation приобрела пятую по величине энергетическую компанию Португалии Energias de Portugal, а крупнейшая в мире электросетевая компания из КНР State Grid получила 25% в португальском системном операторе REN.

По итогам прошлого года Италия заняла вторую строчку в ЕС по привлечению китайских капиталов ($3,5 млрд за весь 2014 год). Сейчас китайским компаниям принадлежит по 2% акций каждой из пяти ведущих итальянских компаний: в энергокомпаниях Eni и Enel, автоконцерне Fiat Chrysler Automobiles, телекоммуникационном гиганте Telecom Italia и производителе кабельной продукции Prysmian. На покупку этих активов SAFE потратило свыше €2,6 млрд. Китайская State Grid купила 35-процентную долю в CDP Reti, компании, отвечающей за электро- и газоснабжение в Италии. Наконец, китайский совладелец появился и у легендарного производителя яхт Ferretti.

По данным общественной организации Fondazione Italia-Cina, на начало 2013 года в Италии насчитывалось почти две сотни малых и средних предприятий, которые были полностью или частично выкуплены инвесторами из материкового Китая или Гонконга.

Главными сделками с участием китайского капитала в этом году стали приобретения китайским конгломератом HNA Group швейцарской компании Swissport, крупнейшего в мире провайдера услуг в сфере наземного обслуживания и обработки грузов в аэропортах, и ирландской компании по лизингу самолетов Avolon Holdings. Сумма сделок составила $2,8 млрд и $2,6 млрд соответственно. Наконец, в этом году коллекция китайских покупок в Европе пополнилась французской сетью курортов Club Med — она досталась крупнейшему частному инвестхолдингу Китая Fosun за $1,1 млрд.

Инвестиции на службе геополитики

Нынешняя инвестиционная активность Китая в Европе отвечает задачам трансформации экономического роста в КНР. «Основная цель китайской инвестиционной экспансии — продвижение экспорта и китайских технологий», — прокомментировал РБК автор нескольких книг по Китаю, профессор Свободного университета Брюсселя Джонатан Хольслаг.

«В Китае на первый план выходит продвижение собственных китайских технологий на внешние, в том числе и европейские рынки. Актуальными останутся и инвестиции в создание финансовых структур», — соглашается Новоселова из ИДВ. К тому же, добавляет она, у Китая крупнейшие в мире золотовалютные запасы (на начало 2015 года — $3,84 трлн), которые не получится использовать преимущественно внутри страны: «Это чревато инфляцией, потому их будут использовать за рубежом».

Из-за повышенного внимания внутри самой КНР к вопросам экологии и роста уровня жизни в ближайшей перспективе будет увеличиваться поток китайских инвестиций в сферу возобновляемой энергии, технологий по защите окружающей среды и в объекты бытовой инфраструктуры, прогнозирует в последнем ежегодном докладе китайская рейтинговая компания Dagong Global. Как самый яркий пример этого — заключенная в ходе нынешнего визита Си Цзиньпина сделка между Aston Martin и China Equity по разработке автомобилей с нулевой токсичностью отработанных газов RapidE.

Одним из подтверждений серьезности китайских инвесторов в отношении Европы служит и недавнее создание Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, и решение Пекина стать вкладчиком созданного Еврокомиссией Инвестиционного плана для Европы. Китай, таким образом, стал первой не входящей в состав Евросоюза страной, согласившейся инвестировать в этот фонд.

Стремительная экспансия Китая в Европе объясняется и геополитическими мотивами, говорят эксперты. «На фоне ожиданий дальнейших финансовых бонусов от Китая европейские лидеры становятся более снисходительными по ряду политических моментов, вроде отношений Китая с Тайванем и чрезмерной поддержки КНР своих национальных компаний», — уверен Хольслаг. О нарушениях прав человека Кэмерон в ходе визита Си деликатно умолчал.

Кроме того, в отношениях с Китаем в ЕС сохраняется элемент соперничества с США: вслед за договоренностью о Транстихоокеанском партнерстве Вашингтон, вполне вероятно, ускорит и подготовку Трансатлантического соглашения о торговле и инвестициях. Оно может осложнить экономические связи Пекина с ЕС — его крупнейшим торговым партнером (в 2014 году объем двусторонней торговли превысил $615 млрд, а за девять месяцев этого года уже достиг $420 млрд). Поэтому некоторые позиции хорошо было бы застолбить за собой именно сейчас, уверены эксперты.

Наконец, Европа — один из конечных пунктов товаропотока как по морскому, так и по сухопутному пути — для развития последнего Пекин выступил с инициативой создания экономического пояса Шелкового пути. «Стратегия Шелкового пути — это стратегия стимулирования китайского экспорта, — говорит Хольслаг. — Большинство железных дорог и инфраструктурных проектов, сооруженных при содействии Китая, служат составной частью такой модели торговли, при которой у Китая складывается профицит в торговле, а у других стран — дефицит торгового сальдо». На эту стратегию Пекин будет работать следующие 10–15 лет.

Читать еще:  При осуществлении прямых инвестиций инвестор приобретает
Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector
×
×