Business-insider.ru

Про деньги в эпоху кризиса
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Прямые инвестиции китая в россию

Топ-11 китайских инвестиций в Россию

Ранее мы обозревали наиболее привлекательные отрасли для китайских инвестиций в Россию и давали рекомендации по реализации инвестиционных проектов в Россию. Совокупный объем китайских инвестиций в РФ уже превышает $50 млрд, и, по просьбам членов нашей ассоциации, мы составляем список из 11 крупнейших китайских инвестиций в Россию.

Ямал СПГ – крупнейший инвестиционный проект России за последние 5 лет, активно реализующийся при участии китайских компаний. CNPC принадлежит 20% акций, а Фонду Шелкового пути – 9,9% в проекте. Условием вхождения в проект было привлечение финансирования, которое предоставил синдикат из китайских банков, возглавляемый Государственным Банком Развития Китая. Совокупный объем инвестиций составил порядка $20 млрд. Сделка была закрыта в 2014-2015 годах.

СИБУР – крупнейшая нефтехимическая компания России, реализующая ряд крупных инвестиционных проектов в downstream-отрасли. Sinopec в 2015 году купил 10% холдинга за $1,338 млрд. После в 2016 году Фонд Шелкового пути также купил 10% СИБУРа за примерно $1,5 млрд. Причина сделки – реализация крупного инвестиционного проекта «Запсибнефтехим» в Тобольске, который требовал привлечения большого объема финансирования. Sinopec и Фонд Шелкового пути привлекли со стороны китайских банков большую часть финансирования проекта, стоимость которого составила $9,5 млрд. Sinopec также участвовали и в других проектах «СИБУР», например, в 2013 году купили 25%+1 акцию Красноярского завода синтетических каучуков, большая часть продукции которой продается на рынке КНР.

3. Арктик СПГ — 2

А́рктик СПГ-2 — проект компании «Новатэк» по добыче природного газа и по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Гыданском полуострове. 10%-ные доли участия в проекте были приобретены китайскими CNOOC и CNODC (дочерние компании CNPC). Стоимость сделок не уточняется, однако по экспертным оценкам она составляет порядка $25 млрд. Вхождение сразу двух китайских компаний в проект повышает шансы на своевременную его реализацию. На данный момент доля иностранных инвесторов в «Арктик СПГ – 2» составляет 30%. Предполагается, что в общем сложности, «Новатэк» передаст иностранным инвесторам 40% проекта.

4. ОАО «Удмуртнефть».

Это первая крупная сделка китайского нефтегазового бизнеса в России. И она является примером нестандартного подхода к вхождению Sinopec на российский рынок. В 2006 году Sinopec приобрела у ТНК-BP 99,49% акций ОАО «Удмуртнефть» за $3,5 млрд. После закрытия сделки Sinopec продали 51% акций ПАО «Роснефть». Условия сделки остаются закрытыми, но мы считаем, что стоимость составила не менее $1,75 млрд. Это позволило Sinopec сформировать партнерские отношения с Роснефтью и войти на российский рынок.

АО «Верхнечонскнефтегаз» — крупный нефтегазовый проект ПАО «Роснефть», в котором в 2017 году Beijing Gas Group Company Limited купили 20% за $1,1 млрд. Сделка проходит в рамках стратегии по замещению угольной энергии газовой и подразумевает долгосрочный контракт на поставку газа на рынок Пекина.

6. Балтийская жемчужина 1 млрд

Начало реализации проекта приходится на 2004 год, когда в рамках побратимских отношений Шанхая и Санкт-Петербурга Шанхайская индустриально-инвестиционная группа получила в долгосрочную аренду 205 га земли, на которых успела возвести свыше 1 млн квадратных метров жилой недвижимости.

Крупнейший инвестиционный проект Китая в сфере машиностроения в России реализуется с 2015 года в Тульской области. Совокупный объем инвестиций корпорации Great Wall составил порядка $500 млн, а запуск производства намечен на 2019 год. Первая очередь позволяет выпускать до 80 тыс. машин в год, после запуска второй очереди объем производства возрастет до 150 тысяч автомобилей. Ожидаемый процент локализации составит 50%.

Гринвуд – крупнейший бизнес-парк с китайским участием в России, реализуемый инвестиционным фондом Чэньтун. Сделка была закрыта в 2010 году. Гринвуд включает в себя 14 тысяч кв. метров выставочных площадей и площадей для конференций, а также порядка 23 тысяч квадратных метров помещений офисных назначений. Парк «Гринвуд» является центром деловой активности китайского бизнеса в России. Также планируется строительство 2-ой очереди с объемом инвестиций в $150 млн.

Парк «Хуамин» — еще один пример площадки для российско-китайского сотрудничества. Совокупные инвестиции China Huaming International Investment Corporation составили около $300 млн. Проект реализуется с 2008 года, его сдача планируется в 2019 году. Проект предусматривает наличие отеля InterContinental, апарт-комплекса и бизнес-центра площадью свыше 20 тыс. квадратных метров.

В 2017 году инвестиционный фонд Fosun закрыл сделку по покупке здания Военторга. Сумма сделки оценивается в $172 млн. Площадь офисного центра превышает 70 тыс. квадратных метров. Это очень удачная инвестиция, так как в центре Москвы недостаток высококачественных офисных площадей и здание с такой большой площадью обладает эксклюзивом.

11. Angel Yeast Rus

Крупнейший китайский проект в сфере биотехнологий в Россиибыл реализован в Липецкой области, г. Данков. На заводе производится 15 тысяч тонн сухих дрожжей 15 тыс. тонн прессованных дрожжей, 30 тысяч тонн органических удобрений в год. Сам завод является крупнейшим инвестиционным проектом корпорации Angel Yeast за пределами КНР. На заводе создано более 550 рабочих мест.

Компании из США инвестировали в Россию в пять раз больше азиатских

Американские компании в среднем инвестировали в проекты в России в два раза больше европейских и в пять раз больше азиатских компаний по итогам 2018 года. Об этом свидетельствуют результаты поступившего в РБК опроса EY для Консультативного совета по иностранным инвестициям (КСИИ), в котором участвуют главы крупнейших международных корпораций.

  • Каждая компания из США в среднем вложила в России около $224 млн
  • Европейский бизнес — чуть более $90 млн
  • Компании из Азии — около $40 млн

Авторы исследования сравнили страны по средней сумме российских инвестиций на компанию, поскольку только 74 из 95 участников опроса согласились раскрыть объемы вложений, пояснили РБК в EY.

США также лидируют по количеству инвестиционных проектов в России — 16% от общего объема. За 2018 год американцы нарастили число проектов в России почти на 74% — с 19 до 33, выяснил ранее EY.

В июле—августе 2019 года были опрошены 95 иностранных компаний во всех секторах экономики. Средняя выручка респондентов по России составила $745 млн в 2018 году, у 53 компаний — членов КСИИ — свыше $1 млрд. Средняя численность — 3 тыс. сотрудников.

Результаты исследования EY не соотносятся с официальной статистикой Банка России. Крупнейшие зарубежные инвесторы, по данным ЦБ на 1 января 2019 года, — Кипр ($135,5 млрд, или 27% всех инвестиций), Люксембург (10%), Багамы (7,9%), Бермуды (6,1%), Ирландия (5,4%). Считается, что значительная часть инвестиций из этих стран — преимущественно российские деньги, вложенные обратно в страну через зарубежные юрисдикции.

Читать еще:  Правовые основы инвестиционной деятельности в рф

США и Китай находятся только на 18-м и 22-м местах ($3,9 млрд и $2,6 млрд соответственно, или менее 1% от всех зарубежных инвестиций). ЦБ не включает в статистику иностранных инвестиций вложения российских «дочек» зарубежных компаний, в то время как большинство инвестиций США и Китая в России осуществляются как раз российскими «дочками».

Разворот на Восток

Экономическое сотрудничество России со странами Азии активизировалось после введения санкций США и Евросоюза в 2014 году. Китайский бизнес в России сравнительно молодой, отмечает EY. Если в среднем компании — участники опроса работают в России 28 лет, то китайские — всего 11 лет. Совокупные инвестиции китайских компаний за эти 11 лет составили всего $6 млрд, или 3% прямых иностранных инвестиций всех участников опроса, отмечают авторы исследования. В основном китайский бизнес в России представлен в сфере строительства, инженерных услуг и сельского хозяйства. Треть китайских компаний присутствуют в регионах Дальнего Востока.

В целом участники опроса планируют инвестировать в Россию $6,5 млрд в 2019 году. Несмотря на нынешнее отставание по суммам инвестиций, у китайских компаний наиболее амбициозные планы.

  • Китайские компании заявили о намерении на треть увеличить инвестиции в Россию в 2019 году
  • Доля американских и европейских компаний, планирующих увеличить инвестиции в России, — 29%

Почти половина запланированных инвестиций (44%) придется на энергетические и сырьевые проекты, которые, как правило, самые затратные.

Компании из США, Европы и Азии по-разному смотрят на инвестиционные проекты в России.

  • Многие китайские компании (56%) отмечают низкий уровень производительности труда в России, тогда как на эту проблему указали лишь 16% инвесторов из других стран
  • Европейский бизнес активнее всех проводит цифровизацию (49% компаний) — заметно больше Северной Америки (36%) и Азии (19%)
  • Среди американских компаний в России больше всего экспортеров — 71%, среди европейских — их 63%
  • Лишь треть азиатских компаний (34%) наладили экспорт из России в другие страны

Различаются и приоритеты компаний из разных стран, планирующих расширяться в российских регионах. Если для американского бизнеса важнее всего диалог с властью (71%) и доступность кадров (57%), то для европейских — близость к рынкам сбыта (70%). Налоговые льготы — главный фактор для азиатского бизнеса в целом (75%) и для 85% китайских компаний.

Отрицательный эффект от санкций отметили 62% компаний. В то же время 42% указали, что санкции не повлияли на их выручку, а для остальных падение доходов оказалось незначительным.

  • Санкции привели к сокращению российского рынка для 44% компаний
  • Осложнили привлечение финансирования для 27%, с наибольшими проблемами столкнулись иностранные инвесторы в сфере сельского хозяйства — 75%
  • Для каждой четвертой зарубежной компании (25%) санкции нарушили цепочки поставок, особенно пострадали производители потребительских товаров (64%)
  • Для 38% крупных иностранных компаний с выручкой от $300 млн санкции создали серьезные репутационные риски

Ранее РБК опросил участников КСИИ. По мнению зарубежных инвесторов, главные проблемы российской экономики — нестабильность, непредсказуемость условий, высокая нагрузка на бизнес и старение населения. Среди преимуществ — большой рынок, кадровый потенциал, снижение инфляции и подъем сельского хозяйства.

Клуб «Валдай»

Китайский фактор ощутимо помогает России выдерживать нынешний экономический кризис и конфликт с Западом. При этом налицо нехватка у российской стороны эффективных инструментов для сбора данных об уровне присутствия и устремлениях китайского бизнеса в стране. Если эти инструменты не будут созданы в кратчайшие сроки, это может нам дорого обойтись.

Нежелание китайского бизнеса инвестировать в российскую экономику относится к разряду общеизвестных истин. Действительно, в прошлом году Китай вложил в различные страны мира более 170 миллиардов долларов, но до России, как кажется, не дошло практически ничего. Пресловутое отсутствие китайских инвестиций – повод для глобальных выводов о российском инвестиционном климате, стратегии развития Дальнего Востока и пессимистических оценок итогов политики «поворота на Восток» и «сопряжения».

Все эти выводы относятся к области альтернативной реальности. Китай уже сейчас является одним из крупных инвесторов в российскую экономику. Китайские инвестиции в Россию действительно сталкиваются с серьёзными трудностями и проблемами, но данные проблемы типичны для государств с уровнем развития и структурой экономики, аналогичной российским.

Их решение требует не столько улучшения инвестклимата и специальных послаблений китайским инвесторам (хотя именно на этом всегда будет настаивать китайская сторона), сколько понимания российским государством особенностей китайской модели инвестирования, её ограничений и недостатков. А также поддержания конкуренции во внешних связях России в АТР за счёт активизации сотрудничества с Японией, Южной Кореей и, насколько возможно, с США.

Высокий уровень политических отношений между Москвой и Пекином, стратегическая заинтересованность КНР в России, по всей видимости, напрямую отражаются на масштабах китайских инвестиций и приносят реальные выгоды российской экономике. В этом смысле декларативные политические аспекты российской политики «поворота», многократно осмеянные и раскритикованные, на самом деле вполне позитивны.

Вместе с тем, имеют место явные проблемы с управлением процессом развития сотрудничества на уровне сбора первичных данных о китайском экономическом присутствии, особенно на уровне регионов.

Что мы знаем о китайских инвестициях в Россию

Статистика российского Центрального банка показывает, что прямые китайские инвестиции всех видов в Россию составили 645 млн долларов в 2015 году и 350 млн долларов в 2016 году. Эти данные получены на основе платёжного баланса России. Таким образом, можно точно подсчитать общий объём инвестиций в Россию со всего мира (в 2016 – 32 млрд долларов, в том числе участие в капитале – около 19 млрд долларов).

Однако установить их источники таким образом невозможно, особенно если речь идёт о развивающихся странах, таких, как Китай. Тот факт, что нелепые цифры российской статистики о китайских инвестициях продолжают фигурировать в СМИ и даже в научных публикациях, трудно оценить иначе, как прискорбный.

Для обеих стран главными партнёрами в инвестиционном сотрудничестве являются офшоры вроде Багамских и Виргинских островов, Гонконга, Нидерландов, Сингапура, Каймановых островов. Китайская статистика пытается принимать во внимание этот фактор, анализируя исходящие из страны инвестиции, но и она не является в этом отношении слишком эффективной.

Относительно надежным источником о китайских прямых инвестициях за рубеж можно считать ежегодные справочники об инвестиционном сотрудничестве Китая, публикуемые осенью каждого года и дающие срез ситуации на конец предыдущего года. Согласно справочнику 2016 года общий объем китайских инвестиций за рубеж составил за 2015 год 145,67 млрд долларов.

Читать еще:  Правовое регулирование инвестиционной деятельности реферат

Из них 116,35 млрд (80%) приходилось на пять оффшорных юрисдикций – Гонконг, Нидерланды, Каймановы острова, Британские Виргинские острова, Бермудские острова. Судьба этих денег неизвестна; существенная их часть может возвращаться в Китай, например, через Гонконг, традиционно являющийся главным источником прямых инвестиций в Китай, другие могут использоваться для приобретения активов за рубежом. Таким образом, остальной мир, с точки зрения китайской статистики, конкурировал за оставшиеся 20% китайских инвестиций.

Согласно китайской статистике, прямые инвестиции в российскую экономику составили около 2,96 млрд долларов в 2015 году. При этом их накопленный к концу 2015 года объём составлял 14,02 млрд долларов. Это ставило Россию на третье место по накопленному объему инвестиций в Европе после Нидерландов и Великобритании и на второе (после Нидерландов) место по их привлечению за год.

Относительно инвестиций за 2016 год есть серия противоречивых заявлений с китайской стороны. В декабре 2016 года представитель министерства коммерции КНР Шэнь Даньян заявил, как о «ярком моменте» 2016 года превышение объёма инвестиций в 14 млрд, но при этом не упомянул, идёт речь о накопленных инвестициях или показателе за год. Названная им цифра соответствует данным о накопленных инвестициях на конец 2015 года.

При этом он же в январе 2016 года назвал нигде ранее не встречавшуюся цифру накопленных инвестиций в Россию в 34 млрд долларов. В конце 2016 года китайский посол в России Ли Хуэй называл цифру в 10 млрд. Министр коммерции КНР Гао Хучэн в феврале 2017 года называл показатель накопленных инвестиций в России в 42 млрд долларов.

Таким образом, показатели официальной китайской статистики по китайским инвестициям в Россию в несколько раз отличаются от данных российской статистики. С точки зрения видимой для китайской статистики доли китайских инвестиций, Россия является одним из главных их получателей в Европе.

При этом, китайцы сами признают, что и их статистика имеет очевидные изъяны. Действующий с 2014 года режим санкций, видимо, также не способствует желанию китайского бизнеса хвастаться вложениями в Россию.

Насколько можно понять, китайским правительством предпринимались попытки подсчитать размеры вложений в Россию на основе опроса крупных компаний. Прошлым летом при контактах с чиновниками российского министерства экономического развития китайцами называлась сумма накопленных инвестиций в 32–33 млрд долларов.

Заместитель министра экономического развития России Станислав Воскресенский заявлял недавно о том, что в настоящее время в стадии реализации находятся 17 совместных проектов на 15 млрд долларов, начатые в последние годы, причём в эту цифру не входят крупные сделки, связанные с китайскими инвестициями в стратегически важные компании ТЭК.

С учётом крайне путанных заявлений китайских руководителей и отсутствия сколько-нибудь заслуживающей статистики с российской стороны можно предположить, что Китай является одним из крупных инвесторов в Россию уже сейчас, но истинные объёмы китайских вложений не известны ни российской, ни китайской стороне.

Много или мало Китай вкладывает в Россию?

Прежде всего стоит определиться с базой для сравнений. Для оценки эффективности российской политики по привлечению китайских инвестиций имеет смысл сравнивать китайские инвестиции в Россию с инвестициями в экономики, сходные с российской – по уровню развития и желательно по структуре.

Это делается редко. Обычно относительно скромные размеры инвестиций в Россию сравниваются с общим объёмом китайских инвестиций за рубеж, 80% которых отправляются в офшоры, либо с номинальными суммами гигантских сделок, заключаемых КНР на рынках США, с одной стороны, и государств вроде Казахстана, Нигерии, Эфиопии и Пакистана – с другой.

Между тем, если отбросить инвестиции в оффшоры, то возникает впечатление, что получатели китайских инвестиций делятся на три основных группы. Это экономически развитые страны Северной Америки и Европы; беднейшие страны Африки, Юго-Восточной и Южной Азии и «одномерные» сырьевые экономики вроде Саудовской Аравии или Казахстана.

В развитых странах китайцы зачастую покупают готовый бизнес, обладающий передовыми технологиями и/или сильными международными брендами.

В остальных случаях китайский интерес направлен на контроль над сырьевыми активами, ключевой инфраструктурой, либо на вынос производств в страны с дешёвой рабочей силой и слабым госрегулированием.

Из этой схемы выпадают среднеразвитые страны, обладающие собственной диверсифицированной промышленностью и пытающиеся, подобно Китаю, реализовывать стратегии её опережающего развития. Многие отрасли их экономик выступают прямыми конкурентами китайских компаний и, как и в Китае, пользуются защитой государства.

Традиционная китайская модель инвестирования в слаборазвитые страны, с масштабным ввозом китайской рабочей силы, техники, материалов и игнорированием местных стандартов здесь не будет принята. С другой стороны, открытых для покупки китайцами готовых компаний с международными брендами здесь нет. Нет и характерного для развитых стран высокого качества институтов и правовой среды. Результатом является характерная фрустрация китайских инвесторов с рассуждениями о негодном инвестиционном климате и тому подобное.

Например, накопленные прямые китайские инвестиции в Польшу по состоянию на середину 2016 года составляли лишь 462 млн долларов, в Румынию 741 млн долларов, в Венгрию – «опорную» для китайского бизнеса страну в Центральной Европе – 2,1 млрд долларов. При этом Польша и Румыния являются популярными площадками для размещения производств для компаний, ориентированных на рынок ЕС. Польша также известна высоким качеством макроэкономической политики, это единственная страна ЕС, экономика которой росла в 2009 году.

В истории польско-китайских деловых связей есть и свой провалившийся инфраструктурный мегапроект – предпринятая в конце 2000-х китайцами попытка построить скоростное шоссе «Варшава – Берлин», провалившаяся ввиду неспособности китайской компании соответствовать европейским правилам и стандартам.

Бразилия, член БРИКС, имеющая несколько более низкий по сравнению с Россией уровень развития, не находящаяся под санкциями (правда, переживающая ещё более острый экономический кризис), получила в 2015 году китайских инвестиций меньше, чем Россия, – 2,26 млрд долларов.

В то же время в примитивную Венесуэлу было вложено в 2015 году 2,8 млрд долларов. Это едва ли может служить основанием для выводов о великолепном венесуэльском инвестклимате и политике привлечения капитала.

Таким образом, Китай на данный момент, вероятно, один из крупнейших инвесторов в Россию. В сочетании с ролью крупнейшего на национальном уровне (второго после ЕС) торгового партнёра России, доля которого в последние годы только растёт, уровень возникающей взаимозависимости (явно ассиметричной) не стоит недооценивать.

Китайский фактор ощутимо помогает России выдерживать нынешний экономический кризис и конфликт с Западом. При этом налицо нехватка у российской стороны эффективных инструментов для централизованного сбора данных об уровне присутствия и устремлениях китайского бизнеса в стране. Если эти инструменты не будут созданы в кратчайшие сроки, это может нам дорого обойтись.

Читать еще:  Инвестиционный фонд санкт петербург

Размер китайских инвестиций в российскую экономику в реальности больше, чем можно было бы ожидать – с учётом китайской модели инвестирования, структуры российской экономики, санкций, обвала цен на энергоносители и прочих факторов. Политический фактор, по всей видимости, играет в росте китайских инвестиций значительную роль.

Препятствием к дальнейшему росту китайских инвестиций является не столько российский инвестклимат, сколько отсутствие у китайского частного бизнеса ясного понимания по вопросам о работе в среднеразвитых странах подобных России. Важное значение будет иметь работа по распространению необходимой информации и налаживанию личных контактов между представителями частного бизнеса двух стран, чтобы в дальнейшем произвести некоторое количество ясных «историй успеха».

Инвестиции Китая в Россию

Несмотря на то что инвестиционное сотрудничество между Россией и Китаем постоянно развивается, оно все-таки не соответствуют, по мнению многих экспертов, беспрецедентно высокому уровню политического взамодоверия и торговых отношений между двумя странами. К тому же, инвестиции Китая в Россию намного превосходят инвестиции российских бизнесменов в Китай.

Во время визита премьер-министра Д. Медведева в Китай в октябре 2013 года стороны подписали соглашения, предполагающие китайские инвестиции в китайскую экономику в размере 12 млрд долларов. Как заявил китайский премьер Ли Кэцян, Китай и Россия будут расширять торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество между странами, используя потенциал и применяя инновационные методы. Благодаря этому они не только достигнут целей доведения объема двусторонней торговли до 100 млрд долларов к 2015 году и 200 млрд долларов к 2020 году, но и даже смогут превысить их, как заверил Ли Кэцян.

В ходе встречи министров торговли в рамках форума АТЭС, состоявшейся в мае 2014 года, российский и китайский министры договорились сделать взаимные инвестиции новой точкой роста экономик России и Китая, выразив надежду, что прорабатываемые проекты увеличат объем прямых инвестиций Китая в экономику России к 2020 году в 7 раз.

Кроме того, руководители России и Китая также поставили соответствующим ведомствам задачу увеличить китайские прямые инвестиций в российскую экономику к 2020 г. до 12 млрд долларов. С учетом того что по итогам 2013 года прямые инвестии Китая в Россию составили более 4 млрд долларов (по самым смелым данным – 4 млрд 80 млн долларов), совершив смелый скачок вверх, это вовсе не утопия, а вполне реальная цель.

Среди основных направлений инвестиционной деятельности Китая в России, среди которых разработка недр, лесное хозяйство, энергетика, торговля, бытовая электротехника, связь, строительство, сфера услуг и даже космонавтика и навигационные системы, в настоящее время приоритетными выступают приграничное сотрудничество, строительство, включая строительство инфраструктурных объектов, и разработка месторождений полезных ископаемых.

В рамках Программы сотрудничества между регионами Дальнего Востока, Восточной Сибири Российской Федерации и Северо-Восточного Китая в 2009–2018 гг. было заявлено более 100 проектов. По данным Министерства регионального развития России, на российской территории на стадии практической реализации находятся 22 проекта, 25 проектов – на стадии поиска инвесторов, 4 проекта – на стадии технической и нормативно-правовой документации.

Китайцы чрезвычайно заинтересованы в развитии тесного сотрудничества с соседними российскими районами и активно развивают торговые отношения с соответствующими городами, закрепляя свои лидирующие позиции на дальневосточном рынке. Они открывают компании, совершают инвестиции, строят логистические базы и всячески стремятся увеличить долю своего присутствия в регионе.

Что касается строительства, то тут китайцам все более нет равных. Все слышали про проект строительства многофункционального комплекса «Балтийская жемчужина» в Санкт-Петербурге. Это единственный китайский проект за рубежом, вошедший в топ–30 самых крупномасштабных и дорогостоящих строительных проектов КНР. Во время визита премьера Ли Кэцяна в Москву представители китайской корпорации «China Railway Construction Corporation» подписали меморандум о взаимопонимании в области высокоскоростного железнодорожного сообщения с ОАО «Российские железные дороги» и Министерством транспорта России, подтвердив свое желание участвовать в строительстве и финансировании первой в России высокоскоростной железнодорожной магистрали «Москва – Казань». Далее стороны планируют приступить к строительству главного евразийского транспортного коридора «Москва – Пекин», чтобы сделать первый шаг по объединению скоростных железнодорожных сетей Китая и России. Нужно отдельно подчеркнуть, что китайцы не только владеют передовыми технологиями в области строительства высокоскоростных железных дорог, но и являются мировыми лидерами в этой отрасли, учитывая огромную протяженность высокоскоростных железных дорог в Китае и важный опыт, накопленный в процессе их эксплуатации. Тем более, что цены, которые предлагают строительные компании Китая, примерно на треть ниже европейских.

Крупнейшими вложениями китайских компаний в российские активы являются: покупка Китайской национальной нефтегазовой корпорацией 20% акций в проекте «Ямал-СПГ» у компании «Новатэк»; покупка Китайской инвестиционной корпорацией 12,5% акций «Уралкалия»; вложение Китайской международной инженерно-строительной компанией цветной металлургии (NFC) в совместный проект с корпорацией «Металлы Восточной Сибири» в Республике Бурятия; инвестиции Государственной электросетевой корпорации Китая в совместные проекты с российской ГК «Синтез»; приобретение Китайской инвестиционной корпорацией 5,4% акций Московской биржи, а также приобретение Строительным банком Китая 2% акций банка ВТБ.

Кроме того, к наиболее успешным проектам сотрудничества также можно отнести следующие: поставки электроэнергии из Амурской области в Китай (в 2013 г. увеличились на 32,8% до 3,49 млрд кВт/ч, в частности за счет ввода в строй межгосударственной ЛЭП 500 кВт «Амурская – Хэйхэ»); освоение Березовского железорудного и Нойон-Тологойского полиметаллического месторождений в Забайкальском крае; начало строительства железнодорожного моста через реку Амур на участке Нижнеленинское–Тунцзян; совместный промышленный район «Канцзи» в г. Уссурийск; проект комплексного освоения сельхозугодий в Еврейской АО с участием 22 предприятий из пров. Хэйлунцзян и др.

Также нельзя забывать о том, что множество совместных проектов, связанных с инвестированием Китая в России, пока находятся на этапе подписания соглашений и контрактов.

Как заявил на саммите АТЭС Си Цзиньпин, китайские инвестиции за рубежом в ближайшее десятилетии достигнут 1,25 трлн долларов. Если проанализировать список стран, в которые китайцы охотно инвестируют свои капиталы, то нетрудно увидеть, что начиная где-то с 2007 году Китай стал наращивать инвестиции в страны, обладающие богатыми запасами природных ресурсов и отличающиеся стабильной социально-политической обстановкой, а точнее – в США, Австралию, Канаду и такие страны БРИКС, как Бразилия и Россия. Так что присутствие китайского капитала в России будет только увеличиваться, и китайские инвесторы будут играть все большую и большую роль в деле развития российской экономики.

Ссылка на основную публикацию
ВсеИнструменты 220 Вольт
Adblock
detector