Business-insider.ru

Про деньги в эпоху кризиса
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Индуктивный анализ это

Индуктивный анализ это

К. ф. н. Тягнибедина О.С.

Луганский национальный педагогический университет

имени Тараса Шевченко, Украина

ДЕДУКТИВНЫЙ И ИНДУКТИВНЫЙ МЕТОДЫ ПОЗНАНИЯ

Среди общелогических методов познания наиболее распространенными являются дедуктивный и индуктивный методы. Известно, что дедукция и индукция – это важнейшие виды умозаключений, играющие огромную роль в процессе получения новых знаний на основе выведения из ранее полученных. Однако эти формы мышления принято рассматривать также и как особые методы, приемы познания.

Цель нашей работы – на основе сущности дедукции и индукции обосновать их единство, неразрывную связь и тем самым показать несостоятельность попыток противопоставления дедукции и индукции, преувеличения роли одного из этих методов за счет умаления роли другого.

Раскроем сущность этих методов познания.

Дедукция (от лат. deductio – выведение) – переход в процессе познания от общего знания о некотором классе предметов и явлений к знанию частному и единичному. В дедукции общее знание служит исходным пунктом рассуждения, и это общее знание предполагается «готовым», существующим. Заметим, что дедукция может осуществляться также от частного к частному или от общего к общему. Особенность дедукции как метода познания, состоит в том, что истинность ее посылок гарантирует истинность заключения. Поэтому дедукция обладает огромной силой убеждения и широко применяется не только для доказательства теорем в математике, но и всюду, где необходимы достоверные знания.

Индукция (от лат. inductio – наведение) – это переход в процессе познания от частного знания к общему; от знания меньшей степени общности к знанию большей степени общности. Иными словами, – это метод исследования, познания, связанный с обобщением результатов наблюдений и экспериментов. Основная функция индукции в процессе познания – получение общих суждений, в качестве которых могут выступать эмпирические и теоретические законы, гипотезы, обобщения. В индукции раскрывается «механизм» возникновения общего знания. Особенностью индукции является ее вероятностный характер, т.е. при истинности исходных посылок заключение индукции только вероятно истинно и в конечном результате может оказаться как истинным, так и ложным. Таким образом, индукция не гарантирует достижение истины, а лишь «наводит» на нее, т.е. помогает искать истину.

В процессе научного познания дедукция и индукция не применяются изолированно, обособленно друг от друга. Однако в истории философии предпринимались попытки противопоставить индукцию и дедукцию, преувеличить роль одной из них за счет умаления роли другой.

Осуществим небольшой экскурс в историю философии.

Основоположником дедуктивного метода познания является древнегреческий философ Аристотель (364 – 322 гг. до н.э.). Он разработал первую теорию дедуктивных умозаключений (категорических силлогизмов), в которых заключение (следствие) получается из посылок по логическим правилам и имеет достоверный характер. Эта теория названа силлогистикой. На ее основе построена теория доказательства.

Логические сочинения (трактаты) Аристотеля объединены позднее под названием «Органон» (инструмент, орудие познания действительности). Аристотель явно отдавал предпочтение именно дедукции, поэтому «Органон» обычно отождествляется с дедуктивным методом познания. Следует сказать, что Аристотель исследовал также и индуктивные рассуждения. Он называл их диалектическими и противопоставлял аналитическим (дедуктивным) умозаключениям силлогистики.

Английский философ и естествоиспытатель Ф.Бэкон (1561 – 1626) разработал основы индуктивной логики в своем труде «Новый Органон», который был направлен против «Органона» Аристотеля. Силлогистика, по мнению Бэкона, бесполезна для открытия новых истин, в лучшем случае ее можно использовать как средство проверки и обоснования их. По мнению Бэкона, надежным, эффективным орудием для осуществления научных открытий являются индуктивные выводы. Он разработал индуктивные методы установления причинных связей между явлениями: сходства, различия, сопутствующих изменений, остатков. Абсолютизация роли индукции в процессе познания привела к ослаблению интереса к дедуктивному познанию.

Однако растущие успехи в развитии математики и проникновение математических методов в другие науки уже во второй половине XVII в. возродили интерес к дедукции. Этому способствовали также рационалистические идеи, признающие приоритет разума, которые развивали французский философ, математик Р.Декарт (1596 – 1650) и немецкий философ, математик, логик Г.В.Лейбниц (1646 – 1716).

Р.Декарт считал, что дедукция ведет к открытию новых истин, если она выводит следствие из положений достоверных и очевидных, какими являются аксиомы математики и математического естествознания. В работе «Рассуждение о методе для хорошего направления разума и отыскания истины в науках» он сформулировал четыре основные правила любого научного исследования: 1) истинно лишь то, что познано, проверено, доказано; 2) расчленять сложное на простое; 3) восходить от простого к сложному; 4) исследовать предмет всесторонне, во всех деталях.

Г.В.Лейбниц утверждал, что дедукцию следует применять не только в математике, но и в других областях знания. Он мечтал о том времени, когда ученые будут заниматься не эмпирическими исследованиями, а вычислением с карандашом в руках. В этих целях он стремился изобрести универсальный символический язык, с помощью которого можно было бы рационализировать любую эмпирическую науку. Новое знание, по его мнению, будет результатом вычислений. Такая программа не может быть реализована. Однако сама идея о формализации дедуктивных рассуждений положила начало возникновению символической логики.

Следует особо подчеркнуть, что попытки отрыва дедукции и индукции друг от друга неосновательны. На самом деле даже определения этих методов познания свидетельствуют об их взаимосвязи. Очевидно, что дедукция использует в качестве посылок различного рода общие суждения, которые невозможно получить посредством дедукции. А если бы не было общих знаний, полученных с помощью индукции, то были бы невозможны дедуктивные рассуждения. В свою очередь дедуктивное знание о единичном и частном создает основу для дальнейшего индуктивного исследования отдельных предметов и получения новых обобщений. Таким образом, в процессе научного познания индукция и дедукция тесно взаимосвязаны, дополняют и обогащают друг друга.

1. Демидов И.В. Логика. – М., 2004.

2. Иванов Е.А. Логика. – М., 1996.

3. Рузавин Г.И. Методология научного исследования. – М., 1999.

4. Рузавин Г.И. Логика и аргументация. – М., 1997.

5. Философский энциклопедический словарь. – М., 1983.

Индуктивный анализ это

4.1.6. Индуктивно-дедуктивный метод (анализ)

Как психическая жизнь в целом, так и составляющие ее содержательные элементы распадаются на пары оппозиций. С другой стороны, именно существование взаимно противопос­тавленных полюсов делает возможным восстановление утра­ченных связей. Представления, тенденции, чувства вызывают к жизни свои прямые противоположности.

Индукция – это движение знания от частных ут­верждений к общим. Индукция лежит в основе любого действия, любого анализа, потому что частное преступное действие подлежит воздействию индуктивного умо­заключения.

На основании одного объекта и его признаков кри­миналист должен:

1. Построить мост связей между частным и воз­можным общим, куда входит это частное.

Например, обнаружен труп мужчины с перерезан­ным горлом. Версия по субъекту: убийцей может быть человек, для которого перерезание горла – привычное явление. Это человек, преодолевающий в себе страх перед обильным кровотечением. Это человек, склонный к особой жестокости. Это – выходец из деревни, привыкший забивать скот. Предполагаемый объект должен пройти через фильтр связей.

2. Построить индуктивное умозаключение, вклю­чающее индивидуальность, отражающую субъек­тивность личности исполнителя:

  • типичность характеристик (восходящих к зако­номерности проявлений);
  • закономерность связей обнаруженного факта и исследованного множества (репрезентативного массива);
  • особенности условий появления единичного факта (явления);
  • собственную готовность воспринять единичный факт и связать его с известным (установленным) закономерным множеством.

Используемые в индуктивных умозаключениях при­знаки должны:

  • быть существенными;
  • отражать индивидуальность объекта;
  • должен уже входить в группу ранее выявленных закономерностей.

Индукция должна выступать в дуэте с дедукцией, это парное явление, которое не может находиться в одиночестве.

Дедукция – это движение знания от общего к час­тному. Это обнаружение следствия в причине.

Как только человек воспринимает криминалистичес­ки значимый объект – сразу включается индуктивная деятельность, но одновременно с ней, конкурируя и опе­режая итоговое умозаключение, рождается дедуктивный процесс. Дедукция загружает сознание следователя зна­ниями об общем, известном, классифицируемом, из ко­торого можно вывести встречные выводы о единичном.

Сознание следователя подхватывается индукцией и дедукцией и ставится перед необходимостью избрания поведения с учетом текущей ситуации и установ­ленных закономерностей прошлого. В поле кримина­листического сознания слой индукции смешивается со слоем дедукции, рождая при этом реакцию, в которой выделяются следующие стадии:

  • ориентировочная;
  • исполнительная;
  • контрольная.
Читать еще:  Метод анализа дерева решений применяется если

Индуктивно-дедуктивные процессы интеллектуаль­но рационализированы (находятся в поисках оптималь­ных форм), но возбуждены эмоционально – волевыми компонентами. Причем эмоциональные компоненты ча­сто опережают рациональные процессы и проявляются в действиях раньше, чем индуктивно-дедуктивные меха­низмы предложат сознанию сбалансированное решение.

Иидуктивно-дедуктивные процессы предполагают:

1. Формулирование цели.

2. Интеллектуальные и моторные действия.

3. Контролирование выполненного действия по ка­налам обратной связи в соответствии с постав­ленной целью.

Индуктивно-дедуктивный метод неизбежно опро­вергает любую процедуру, выполняемую следователем.

Дедуктивный метод в применении к следственной практике может иметь следующие виды [1] : генетический и гипотетико-дедуктивный.

При использовании генетического метода зада­ются не все исходные данные и вводятся не все объек­ты предметной деятельности. Следователь имеет воз­можность постепенно вводить все новые исходные данные для последующей дедукции, т.е. сначала выво­дится частное знание об исследуемом объекте (кото­рый не отличается сложностью и многообразием эле­ментов), а затем следователь все более и более «усложняет» объект (например, место происшествия), чтобы из большего числа объектов, объединенных в систему – «место происшествия», вывести новые част­ные выводы-версии о происхождении следов, о дина­мике преступления, о личности преступника или о его личностных особенностях.

Гипотетико-дедуктивный метод характеризуется тем, что в качестве исходных данных используются не столько установленные факты (доказательства), сколько гипотезы-версии, построенные по различным основани­ям. Например, следователь строит серию версий:

а) по объективной стороне состава расследуемого преступления (т.е. по механизму преступления);

б) по его субъективной стороне (т.е. по субъе­ктивному отношению преступника к совершае­мому преступлению, по его эмоциональному состоянию до, в момент и после совершения пре­ступления), которые нашли отражение в следах преступления; по субъекту преступления, т.е. по личности преступника.

Совокупность построенных и проверяемых версий формирует общую версию, гипотезу о преступлении в целом. Отцом дедуктивного метода считается Р. Декарт, он сформулировал следующие четыре правила [2] , кото­рые можно использовать в криминалистике.

1. Необходимо проводить расчленение сложной про­блемы на более простые последовательно до тех. пор, пока не будут найдены далее неразложимые.

2. Нерешенные проблемы следует сводить к решен­ным. Таким путем разыскиваются решения простых проблем.

3. От решения простых проблем следует переходить к решению более сложных, пока не будет получено решение проблемы, которая была исходной при рас­членении и является конечной в данном процессе.

4. После получения решения исходной проблемы необходимо обозреть все промежуточные, чтобы удостовериться, не пропущены ли какие-либо зве­нья. Если полнота решения установлена, то иссле­дование заканчивается; если же обнаруживается пробел в решении, то требуется дополнительное ис­следование в соответствии с перечисленными пра­вилами.

Если бы Рене Декарт был следователем, он навер­няка был бы удачлив при раскрытии сложных и запу­танных преступлений. Предложенные Декартом прави­ла, предназначенные для рассмотрения сложных проблем, звучат очень современно, особенно это касается ситуаций тупикового характера. Индуктивные ме­тоды с успехом применяются для установления и анали­за связей (необходимых и случайных, внешних и внут­ренних).

При анализе причинных связей применяется пять видов индуктивных методов (по И.С. Ладенко [3] ).

1. Метод единственного сходства. Применяется в таких условиях, когда совокупность обстоятельств, предшествующих явлению, содержит только одно сходное обстоятельство и различается во всех ос­тальных. При этом делается вывод: это единствен­ное сходное обстоятельство является причиной рас­сматриваемого явления. Анализируя исходные данные следственной ситуации, следователь имеет возможность найти одно, но самое главное обсто­ятельство, которое оказывает основное влияние на поведение допрашиваемого. При этом сходство отыскивается в аналогичных следственных ситуа­циях, для чего следователь может просмотреть ти­повые модели преступлений или системы типовых версий, изложенные в работах Н.А. Селиванова, Л.Г. Видонова, Г.А. Густова и др.

2. Метод единственного различия применяется тог­да, когда рассматриваются два случая, в одном из которых явление «а» имеет место, а в другом – не имеет; предшествующие обстоятельства различаются только одним обстоятельством – «с». При этом ис­следуемое явление «а» возможно, если присутствует обстоятельство «с». Если эти логические конструк­ции перевести на криминалистический язык, то это можно иллюстрировать следующим примером.

Например, на дороге произошло столкновение ав­томашины с мотоциклом, когда водитель последнего с нарушением правил перестроился на полосу движения машины. Потерпевший мотоциклист утверждал, что про­исшествие произошло из-за превышения скорости водителем автомашины и несоблюдения должной дис­танции. Экспериментальные действия следователя и эк­спертные расчеты показали, что перестроение мотоцик­ла «с» перед близко идущим автомобилем в любой ситуации вызывает столкновения «а», независимо от всех иных обстоятельств. Происшествие – «а» – может возникнуть только при единственном условии «с» – пе­рестроении мотоцикла.

3. Соединенный метод сходства и различия. Суть состоит в том, что заключения, полученные с помо­щью метода единственного сходства, проверяются методом единственного различия.

4. Метод сопутствующих изменений применяется, когда необходимо установить причину изменений наблюдаемого явления «а». При этом обозревают­ся предшествующие обстоятельства, устанавлива­ют, что изменяется только одно из них, а все ос­тальные остаются неизменными. На этом основании заключают, что причиной изменения на­блюдаемого явления выступает изменяющееся предшествующее обстоятельство «а». Примени­тельно к следственной практике этот метод может использоваться при анализе условий, например, дорожно-транспортного происшествия, когда сре­ди множества факторов, влияющих на динамику происшествия, выявляют те, из которых складыва­ется причина происшествия.

5. Метод остатков применяется, когда исследуется сложное явление, из которого выделяется серия компонентов-следствий, каждое из которых имеет свою причину (установленную). Те следствия, кото­рые обнаружены и не имеют установленных при­чин, и становятся предметом пристального исследования. Проще говоря, из сложного явления следователь извлекает все, что ему понятно, что имеет свою причину, оставляя в остатке то, что при­чины не имеет, не имеет логичного объяснения. Именно это неисследованное и является предме­том расследования. Метод остатков помогает следователю сузить сектор поиска неизвестного, ограничить неопределенность, направить поиск именно туда, где группируется комплекс следствий, причины которых неясны.

Информационная база методов индукции может но­сить комбинированный характер, т.е. включать элементы всех пяти названных видов индукции (не говоря уже о том, что индукция может сочетаться и с дедукцией).

[1] Ладенко И.С. Интеллект и логика. Красноярск, 1985. С. 83–90.

[2] Декарт Р. Рассуждения о методе с приложениями (Диоптрика. Метео­ры. Геометрика). М., 1953. С. 9–66.

Индуктивный анализ это

Термин впервые встречается у Сократа (др.-греч. Έπαγωγή ). Но индукция Сократа имеет мало общего с современной индукцией. Сократ под индукцией подразумевает нахождение общего определения понятия путём сравнения частных случаев и исключения ложных, слишком узких определений.

Аристотель указал на особенности индуктивного умозаключения(Аналит. I, кн. 2 § 23, Анал. II, кн. 1 § 23; кн. 2 § 19 etc.). Он определяет его как восхождение от частного к общему. Он отличал полную индукцию от неполной, указал на роль индукции при образовании первых принципов, но не выяснил основы неполной индукции и её права. Он рассматривал её как способ умозаключения, противоположный силлогизму. Силлогизм, по мнению Аристотеля, указывает посредством среднего понятия на принадлежность высшего понятия третьему, а индукция третьим понятием показывает принадлежность высшего среднему.

В эпоху Возрождения началась борьба против Аристотеля и силлогистического метода, и вместе с тем начали рекомендовать индуктивный метод как единственно плодотворный в естествознании и противоположный силлогистическому. В Бэконе обыкновенно видят родоначальника современной И., хотя справедливость требует упомянуть и о его предшественниках, например Леонардо да Винчи и др. Восхваляя И., Бэкон отрицает значение силлогизма («силлогизм состоит из предложений, предложения состоят из слов, слова суть знаки понятий; если поэтому понятия, которые составляют основание дела, неотчётливы и поспешно отвлечены от вещей, то и построенное на них не может иметь никакой прочности»). Это отрицание не вытекало из теории И. Бэконовская И. (см. его «Novum Organon») не только не противоречит силлогизму, но даже требует его. Сущность учения Бэкона сводится к тому, что при постепенном обобщении нужно придерживаться известных правил, то есть нужно сделать три обзора всех известных случаев проявления известного свойства у разных предметов: обзор положительных случаев, обзор отрицательных (то есть обзор предметов, сходных с первыми, в которых, однако, исследуемое свойство отсутствует) и обзор случаев, в которых исследуемое свойство проявляется в различных степенях, и отсюда делать уже обобщение («Nov. Org.» LI, aph. 13). По методу Бэкона нельзя сделать нового заключения, не подводя исследуемый предмет под общие суждения, то есть не прибегая к силлогизму. Итак, Бэкону не удалось установление И. как особого метода, противоположного дедуктивному.

Читать еще:  Анализ брака пример

Дальнейший шаг сделан Дж. Ст. Миллем. Всякий силлогизм, по мнению Милля, заключает в себе petitio principii; всякое силлогистическое заключение идёт в действительности от частного к частному, а не от общего к частному. Эта критика Милля несправедлива, ибо от частного к частному мы не можем заключать, не введя добавочного общего положения о сходстве частных случаев между собой. Рассматривая И., Милль, во-первых, задаётся вопросом об основании или праве на индуктивное заключение и видит это право в идее однообразного порядка явлений, и, во-вторых, сводит все способы умозаключения в И. к четырём основным: метод согласия (если два или более случая исследуемого явления сходятся в одном только обстоятельстве, то это обстоятельство и есть причина или часть причины исследуемого явления, метод различия (если случай, в котором встречается исследуемое явление, и случай, в котором оно не встречается, совершенно сходны во всех подробностях, за исключением исследуемой, то обстоятельство, встречающееся в первом случае и отсутствующее во втором, и есть причина или часть причины исследуемого явления); метод остатков (если в исследуемом явлении часть обстоятельств может быть объяснена определёнными причинами, то оставшаяся часть явления объясняется из оставшихся предшествующих фактов) и метод соответствующих изменений (если вслед за изменением одного явления замечается изменение другого, то мы можем заключить о причинной связи между ними). Характерно, что эти методы при ближайшем рассмотрении оказываются дедуктивными способами; напр. метод остатков не представляет собой ничего иного, как определение путём исключения. Аристотель, Бэкон и Милль представляют собой главные моменты развития учения об И.; только ради детальной разработки некоторых вопросов приходится обращать внимание на Клода Бернара («Введение в экспериментальную медицину»), на Эстерлена («Medicinische Logik»), Гершеля, Либиха, Вэвеля, Апельта и др.

Индуктивный метод

Различают двоякую индукцию: полную (induction complete) и неполную (inductio incomplete или per enumerationem simplicem). В первой мы заключаем от полного перечисления видов известного рода ко всему роду; очевидно, что при подобном способе умозаключения мы получаем вполне достоверное заключение, которое в то же время в известном отношении расширяет наше познание; этот способ умозаключения не может вызвать никаких сомнений. Отождествив предмет логической группы с предметами частных суждений, мы получим право перенести определение на всю группу. Напротив, неполная И., идущая от частного к общему (способ умозаключения, запрещённый формальной логикой), должна вызвать вопрос о праве. Неполная И. по построению напоминает третью фигуру силлогизма, отличаясь от неё, однако, тем, что И. стремится к общим заключениям, в то время как третья фигура дозволяет лишь частные.

Умозаключение по неполной И. (per enumerationem simplicem, ubi non reperitur instantia contradictoria) основывается, по-видимому, на привычке и даёт право лишь на вероятное заключение во всей той части утверждения, которая идёт далее числа случаев уже исследованных. Милль в разъяснении логического права на заключение по неполной И. указал на идею однообразного порядка в природе, в силу которой наша вера в индуктивное заключение должна возрастать, но идея однообразного порядка вещей сама является результатом неполной индукции и, следовательно, основой И. служить не может. В действительности основание неполной И. то же, что и полной, а также третьей фигуры силлогизма, то есть тождество частных суждений о предмете со всей группой предметов. «В неполной И. мы заключаем на основании реального тождества не просто некоторых предметов с некоторыми членами группы, но таких предметов, появление которых перед нашим сознанием зависит от логических особенностей группы и которые являются перед нами с полномочиями представителей группы». Задача логики состоит в том, чтобы указать границы, за пределами которых индуктивный вывод перестаёт быть правомерным, а также вспомогательные приёмы, которыми пользуется исследователь при образовании эмпирических обобщений и законов. Несомненно, что опыт (в смысле эксперимента) и наблюдение служат могущественными орудиями при исследовании фактов, доставляя материал, благодаря которому исследователь может сделать гипотетическое предположение, долженствующее объяснить факты.

Таким же орудием служит и всякое сравнение и аналогия, указывающие на общие черты в явлениях, общность же явлений заставляет предположить, что мы имеем дело и с общими причинами; таким образом, сосуществование явлений, на которое указывает аналогия, само по себе ещё не заключает в себе объяснения явления, но доставляет указание, где следует искать объяснения. Главное отношение явлений, которое имеет в виду И., — отношение причинной связи, которая, подобно самому индуктивному выводу, покоится на тождестве, ибо сумма условий, называемая причиной, если она дана в полноте, и есть не что иное, как вызванное причиной следствие. Правомерность индуктивного заключения не подлежит сомнению; однако логика должна строго установить условия, при которых индуктивное заключение может считаться правильным; отсутствие отрицательных инстанций ещё не доказывает правильности заключения. Необходимо, чтобы индуктивное заключение основывалось на возможно большем количестве случаев, чтобы эти случаи были по возможности разнообразны, чтобы они служили типическими представителями всей группы явлений, которых касается заключение, и т. д.

При всём том индуктивные заключения легко ведут к ошибкам, из которых самые обычные проистекают от множественности причин и от смешения временного порядка с причинным. В индуктивном исследовании мы всегда имеем дело со следствиями, к которым должно подыскать причины; находка их называется объяснением явления, но известное следствие может быть вызвано целым рядом различных причин; талантливость индуктивного исследователя в том и заключается, что он постепенно из множества логических возможностей выбирает лишь ту, которая реально возможна. Для человеческого ограниченного познания, конечно, различные причины могут произвести одно и то же явление; но полное адекватное познание в этом явлении умеет усмотреть признаки, указывающие на происхождение его лишь от одной возможной причины. Временное чередование явлений служит всегда указанием на возможную причинную связь, но не всякое чередование явлений, хотя бы и правильно повторяющееся, непременно должно быть понято как причинная связь. Весьма часто мы заключаем post hoc — ergo propter hoc [2] , таким путём возникли все суеверия, но здесь же и правильное указание для индуктивного вывода.

История развития индукции в философии

Индукция — способ проверки гипотезы. Индукция в философии — это метод мышления, с помощью которого можно найти один общий признак и, таким образом, классифицировать предметы и явления. Для уточнения результатов индуктивного мышления в науке также применяется дедукция — противопоставляемый индукции метод мышления, для которого необходимо от общего заключения прийти к частному.

История появления термина

Впервые термин «индукция» упоминается в работах Сократа. Но он вкладывал в него иное значение. Сократ называл индукцией познание, заключавшееся в поиске общего определения для описания нескольких частных случаев. Аристотель описывает индукцию, как сравнительное умозаключение, при котором мыслительный процесс оценивает частные случаи и приводит их к общему знаменателю. Мыслитель противопоставлял индукцию силлогизму, направленному на поиск усредненного значения.

В эпоху Возрождения наследие Аристотеля переоценивается и критикуется. В научных кругах силлогизм, как метод исследования, отрицается, а индуктивный метод считается единственным способом получения достоверной информации. Создателем современного индуктивного метода считается Ф. Бэкон. Он отказывается от использования силлогизма, но при этом его теория индукции вовсе не противоречит силлогизму. В основе индуктивного метода Бэкона, лежит принцип сравнения. Чтобы прийти к заключению, необходимо провести анализ всех случаев и вывести закономерность, т. е. сделать обобщение.

Следующей попыткой отказаться от силлогизма в пользу индукции было исследование Дж. Милля. Он полагал, что для получения силлогического заключения необходимо идти от частного к частному, не стремясь к общему. Индуктивное заключение видится ему анализом явлений одного порядка. Все умозаключения требуют применения четырех методов:

  1. Метод согласия. Если у исследуемых явлений есть хотя бы один общий признак, вероятно, он является первопричиной.
  2. Метод различия. Если у двух сравниваемых случаев имеется только одно различие, а в остальном они сходны, то это различие — причина явления.
  3. Метод остатков. Для той части явления, которую невозможно объяснить очевидной причиной, необходимо искать обоснование среди оставшихся версий. На первый взгляд они часто кажутся невероятными, но одна в конечном итоге окажется достоверным объяснением.
  4. Метод соответствующих изменений. Если несколько явлений изменяются под влиянием одного обстоятельства, вероятно, между ними есть причинная связь.
Читать еще:  Стратегический групповой анализ

Примечательно, что методы, которые Бэкон представляет, как индуктивные, имеют дедуктивную составляющую. В частности, метод остатков работает по принципу исключения версий, продвигаясь от общего к частному.

Особенности индуктивного метода

В науке различают два вида индуктивного метода: полная индукция и неполная индукция.

Полная индукция

При полной индукции, мыслительному анализу поочередно подвергаются все предметы из группы. Они отождествляются с заданным признаком. Если каждый предмет будет соответствовать поставленному условию, можно с уверенностью предположить, что предметы имеют общую природу.

Неполная индукция

Главное отличие неполной индукции — отсутствие возможности сделать достоверное умозаключение. При неполной индукции сравнению подвергаются отдельные элементы предметов, и на основании результата делает предположение. Неполная индукция позволяет сделать только частное заключение, тогда как полная индукция стремится к общему.

Как правильно использовать дедуктивный и индуктивный подход

Использование индукции, как единственного метода поиска информации не дает объективной картины.

Индуктивный и дедуктивный методы рассуждения имеют противоположный способ движения мысли, но они не противоречат друг другу, а дополняют. Для дедуктивного рассуждения нужно общее утверждение, а индуктивное собирает частные случаи, подводя их под одну теорию. Чтобы получить результат, приближенный к истине, необходимо использовать оба метода сразу. Это позволяет проверить каждую теорию и отсеять неправдоподобные. А из оставшихся путем сравнения выбрать одну, которая будет отвечать все заданным требованиям.

Предполагается, что сам Декарт и другие представители научного сообщества, использовавшие метод индукции, на самом деле применяли комбинацию методов. Использование одного метода повышает риск формулировки ложных выводов. Если исследователь не может подвести все предметы к общему фактору, у него возникнет желание отбросить несоответствия и тем самым исказить условия эксперимента, и получить неправильный результат.

Роль методов мышления в психологии

Дедукция и индукция — методы мышления, которые нужно применять в комплексе. Изучение психических процессов, отвечающих за развитие, взаимосвязь и взаимодействие мыслительных процессов — одна из задач психологии. Форма проявления дедукции и индукции в психологии называется дедуктивным мышлением.

Люди, обращающиеся к психотерапевту, используют неполную индукцию и получают ошибочные выводы. Например, у изменившей мужу жены волосы рыжего цвета, значит все женщины с рыжими волосами — изменщицы. Иногда, выводы, полученные в результате дедуктивного мышления, настолько оторваны от реальности, что несут угрозу жизни пациента. Если человек решит, что для него опасна вода, он полностью откажется от ее использования. Без лечения он погибнет. Вода для него — источник стресса, вызывающий паническую реакцию. Самостоятельно справиться с такой нагрузкой на психику человек не может и в момент эмоционального всплеска он становится опасен для окружающих.

Такое неосознанное применение индуктивного мышления называется фиксацией. Способом избавления от фиксации станет правильное дедуктивное мышление, но его развитие, как и любой другой метод терапии, должен проходить под наблюдением психотерапевта.

Психологи рекомендуют людям, склонным к нервозности, развивать у себя дедуктивное мышление. Для этого используются простые способы:

  1. Решение логических задач. Классический метод дедуктивного мышления — это математическое мышление. Чтобы решить задачу, человек использует логику, а это способствует развитию навыка отличать ложное суждение от правдоподобного.
  2. Расширение кругозора. По сути, это пополнение багажа знаний любой информацией, которая интересна конкретному человеку. Для этого необязательно читать учебники. Новую информацию можно получить, просматривая фильмы или сайты, общаясь с другими людьми, путешествуя.
  3. Развитие точности. Умение конкретизировать помогает подобрать правильный критерий, по которому оценивается явления.
  4. Гибкость ума. Малый объем знаний способствует закостенелости ума. Имея ограниченный набор типовых ситуаций, человек выбирает не наиболее вероятную, а ту, которая вспомнится ему первой. А поскольку выбор у него невелик, она вряд ли будет подходящей.
  5. Наблюдательность. Это инструмент, с помощью которого человек пополняет внутреннюю копилку личного опыта. Именно на его основе, делаются умозаключения.

Иногда, можно встретить термин «психологическая индукция», но у него нет конкретного определения. Часто, под индукцией подразумевают проявление некоторых психических заболеваний или аффективное состояние.

Минусы индуктивного подхода

Применение индуктивного метода имеет границы. Задача логики — обозначить их. Проведение аналогии не является доказательным методом, но дает возможность для поиска общих черт предметов и явлений. Для получения достоверного результата, необходимо иметь достаточное количество разнообразных примеров, чтобы представлять всю группу явлений.

Учитывая это, индуктивные заключения часто приводят к ошибочному выводу. Использование индукции предполагает работу со следствием, которое может быть вызвано разными причинами или их сочетанием. Поэтому достоверность полученной информации напрямую зависит от интеллектуальных способностей исследователя. Формируя умозаключения, он опирается только на свою логику и рационализм.

Неспособность отделить правдоподобные версии приводит к ошибочному выводу. А поскольку познавательные возможности человека ограничены, всегда существует риск анализа по ошибочному признаку и получения ложного результата.

В чем отличие дедукции от индукции?

Дедукция в философии — особый способ мышления, используя который человек делает логические выводы, основываясь на общей информации и выбирая из нее наиболее подходящий ситуации вариант развития событий. Применение дедуктивного метода требует умения составлять логические цепочки, в которых из одного явления последовательно вытекает второе. Этот способ обработки информации получил известность благодаря книгам о Шерлоке Холмсе, который использовал его для раскрытия преступлений.

О дедукции было известно еще мыслителям античного периода. Дедукция использовалась в философии для формирования умозаключений на основании уже имеющихся знаний. У каждого философа было свое представление о правильной дедукции. Например, Декарт называл дедукцию интуитивным способом получения информации, который в результате продолжительных размышлений, обязательно приводит к единственной правильной версии. Лейбниц полагал, что дедукция — единственный способ достичь истинного знания.

Дедукция превосходит большинство методов, поскольку выполняет такие функции:

  • помогает быстрее найти верное решение;
  • используется в тех областях, знания о которых поверхностны;
  • способствует развитию логического мышления;
  • помогает анализировать гипотезы, оценивая их правдоподобность;
  • ускоряет мышление.

К минусам дедуктивного метода относятся:

  • невозможность применять метод для изучения новых явлений;
  • некоторые частные случаи очень сложно привести к общему знаменателю;
  • полученные, благодаря дедукции, знания сложнее усвоить, поскольку человек получает готовый ответ, не утруждая себя сбором предварительной информации.

Использование дедукции в философии позволяет быстро и достоверно проверять информацию при условии правильного употребления законов логики.

Применение индукции в философии

Английский энциклопедист и философ У. Уэвелл был главным оппонентом Дж. Милля. Но и он признавал индукцию — необходимым и незаменимым методом познания в философии. В книге «Философия индуктивных наук» он пересмотрел саму суть научного знания, выведя науку из сферы туманного и закрытого в область доступного и необходимого. Благодаря его трудам научное сообщество получило возможность проводить исследования открыто. Уэвелл популяризовал само слово «наука», которое заменило натурфилоосфию. Переосмысление философом теории индукции, позволило ей стать одним из основных методов исследования.

Исследователь К. Поппер, в процессе проверки гипотез, отводит индукции ключевое значение. Индукция не может определить истинно ли утверждение, но помогает с точностью отобрать те версии, которые не выдерживают проверки экспериментом. Если в результате проведения опытов часть теорий подтвердилась, а другая часть была опровергнута, предпочитаемыми будут те теории, которые дали положительный результат. Но при этом следует помнить, что индукция не помогает найти универсальное подтверждение, которое подойдет всем выдвинутым версиям.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector